Дмитрий Быков «Июнь». «Редакция Елены Шубиной», 2017.

 

Каждый новый роман Дмитрия Быкова – литературное событие, эксперимент, творческий опыт над текстом, сюжетом, самим собой и читателем. «Июнь» ждали несколько лет. И это эксперимент втройне. Три, казалось бы, самостоятельные истории, три разные жанра, объединенные временем – конец тридцатых годов прошлого столетия. Это и трагикомедия, в которую попадает поэт, студент Института философии, литературы и истории (ИФЛИ). И драма советского журналиста: любовь и измена, эмиграция и донос, арест и предательство. И гротескная, конспирологическая сказка о безумном ученом, раскрывшем механизмы управления миром с помощью языка и текста. Все три истории пронизаны тревожной атмосферой надвигающейся войны.

Причем Быков так подробно описывает открытия последнего героя, что закрадывается подозрение, не использует ли он сам эту «уникальную методику», где жанр и сюжет уже не играют определяющей роли для раскрытия смысла, а важна только конструкция и правильно выбранная соразмерность всех ее частей.

 

В тщательно структурированном романе «Июнь», где три разноплановых рассказа с трех сторон бешено рвутся к единому финалу, – в центре остается судьба человека и его столкновение с эпохой. Эпохой, когда одни жизни ломались на партсобраниях и в лагерях, а другие – от всепоглощающего страха. Реальность этих сломленных жизней ярче и гуще чувствуется, когда понимаешь, что Быков выдумал их только «наполовину», ведь у каждого героя есть прототипы, пусть достаточно условные.