Густав Менгрейм. 29

Это благородное живот­ное, уже смертельно раненное, носило меня до конца боя и, толь­ко выполнив свою задачу, рухнуло наземь и испустило дух, к моему глубокому горю. Бедняга Канкрин пару дней назад отличился в рейде вдоль монгольской границы, который я проводил с двумя эскадро­нами, и был представлен к Георгиевскому кресту. Он едва успеет получить деревянный крест на свою могилу в Мукдене. ..»[1] [2]

Весьма характерно для Маннергейма: он едва ли не больше горю­ет о своем скакуне Талисмане, чем о юном графе Канкрине; недаром много позже, уже в Финляндии, бытовала шутка, что маршал отно­сится к лошадям гораздо сердечнее, чем к людям.

В эти же дни он заболел, в ухе у него образовался нарыв, под­нялась высокая температура, и состояние продолжало ухудшаться. Пришлось отправляться в госпиталь.

Из дневника Г. Маннергейма

25 февраля. Решили сдать Мукден... Я сопровождаю коман­дующего корпусом. Ложусь спать с высокой температурой. Рано утром стреляют по позициям японцев. Командующий кор­пусом со своим штабом наблюдает в бинокль за результатом действий батарей. Я лежу во прахе, неспособный даже поше­велиться. В одиннадцать часов командующий отбывает в севе­ро-восточном направлении. Нач<альник> штаба барон Бринкен просит меня отправиться на санитарный поезд. Скачу в горя­щий Мукден, где подожжены все склады и железнодорожные постройки. Ни следов поезда. Скачу на север. Все дороги запру­жены обозами, перемешанными с пехотными и артиллерий­скими колоннами. Царит хаос. За несколько верст от Мукдена.



[1]Мукденское сражение — кровопролитное сражение, состоявшееся 6-19 февраля 1905 г. в раойне Мукдена, когда три русские Маньчжурские армии под командованием генерала Куропаткина потерпели поражение от японских войск.

[2]Mannerheim G. Paivakiija Japanin sodasta... S. 159. (Из письма отцу от 20 марта 1905 г.)