Густав Менгрейм. 31

 

В конце октября — начале ноября 1905 года, в то время как Гу­став на Дальнем Востоке с трепетом ждет назначений и наград, его опальный брат Карл принимает у себя в Стокгольме будущего во­ждя пролетарской революции Ленина и занимается организацией его дальнейшего путешествия через Финляндию в Петербург. Ленин ехал из Женевы, спеша оказаться в гуще революционных событий, и несколько дней провел в Стокгольме, на этот раз под именем Грей. «Грея» должен был встретить и поселить у себя друг Карла Маннер- гейма, Арвид Неовиус, также высланный Бобриковым в 1903 году из Финляндии. Но Неовиусу пришлось уехать, и он поручил Карлу свою квартиру и корреспонденцию на время отъезда. Заодно Карлу и его жене достались и заботы о Ленине. Отзыв Ленина о Карле Ман- нергейме: «Такой же кадет, как и наши кадеты»[1]. Что думал о Ленине Карл, к сожалению, неизвестно.

Эта ситуация кажется теперь парадоксальной, но тогда альянс финляндских конституционалистов и русских социал-демократов был естественным: и те и другие боролись с самодержавием — прав­да, по разным причинам и с разными целями. Маршрутом через Стокгольм и Гельсингфорс следовали в Россию нелегальная литера­тура, оружие и сами революционеры. И финляндские патриоты нема­ло потрудились для русской революции...

Долгожданный чин Густаву был присвоен 29 ноября 1905 года. За эту войну он получил три ордена: в апреле 1905 года — Св. Станис­лава с двумя мечами, в ноябре — Св. Владимира 4 степени и в дека­бре — Св. Анны с двумя мечами. В какой-то момент он задумывал годичный разведывательный рейс в Монголию (видимо, предложен­ный командованием), но в конце концов отказался от этой мысли — события, происходившие в России, были слишком важными, да и со­ображения карьеры не позволяли выйти из игры на длительное вре­мя. Отъезд на фронт полтора года тому назад был отчасти бегством от долгов и проблем, связанных с разводом. Теперь все возвращалось на крути своя, и нужно было решать, что делать дальше. Ради про­движения по служебной лестнице он даже готов поступить на служ­бу в полицию.и жандармерию... В довершение всего, его начинал мучить полученный на сопках Маньчжурии ревматизм. Он испросил отпуск по болезни и уехал в Финляндию.



[1] НАФ. Коллекция A. Neoviuksen. VAY1917; См. также: SmirnovV.Le­ninSuomenvaiheissa. Helsinki, 1970.