Густав Менгрейм. 32

 

Закончив школу в 1902 году и получив диплом, София возвра­щается в Финляндию. Уже через два года она становится старшей медсестрой в Хирургической больнице Гельсингфорса. «Баронесса», как ее прозвали сослуживцы, ведет аскетический образ жизни; она любезна, но замкнута и не сближается ни с кем. Она строга с под­чиненными и хотя не всегда бывает справедлива, готова признать это и принести извинения, когда ей случается ошибиться. В общем, очень похожа на брата Густава. Они и внешне были похожи. Все, знавшие баронессу, отмечали ее высокий рост, стройную фигуру и полную достоинства осанку. В будущем София Маннергейм сде­лает для здравоохранения Финляндии не меньше, чем ее знаменитый брат для становления и существования самой страны.

В Великом княжестве Финляндском в конце 1905 года было не­спокойно, как и во всей империи. Вслед за российской всеобщей стачкой в Финляндии в конце октября тоже началась забастовка, организованная социал-демократами в крупных промышленных центрах: Выборге, Гельсингфорсе и Тамерфорсе (Тампере). На ми­тингах забастовщики требовали созыва законодательного собрания, избранного всенародным голосованием. Появились и радикальные политические группировки: именно весной 1905 года была основана партия активного сопротивления, в программу которой входило во­оруженное восстание против России. В это время в Великом княже­стве, как и в России, империя вынуждена пойти на уступки: 4 ноября обнародуют новый царский манифест, который приостановил (но не отменил!) действие «февральского» манифеста. Николай II обещал созвать внеочередную сессию сейма для рассмотрения законопроек­та о всеобщем избирательном праве и создании в Финляндии нового органа власти — парламента.

В сессии этого последнего в истории Финляндии сословного сейма, заседавшего с декабря 1905 по сентябрь 1906 года, неко­торое время принимал участие и Густав Маннергейм как предста­витель баронской ветви рода — участие, впрочем, вполне пассив­ное. Он не был ни сторонником всеобщего избирательного права, ни тем более парламентской демократии.