Густав Менгрейм. 70

В официальной историографии долгое время избе­гали наименования «гражданская война». Принято было считать, что в 1918 году основной целью финской белой армии было разо­ружить и выдворить русские войска, остававшиеся на территории Финляндии, и тем самым устранить угрозу большевизма и покон­чить с зависимостью от России. Да и сегодня очень многие, говоря о братоубийственной войне 1918 года, когда по обе стороны фронта сражались финны, называют ее «освободительной». Эта точка зре­ния утвердилась с легкой руки Маннергейма: в интервью, данном в конце 1929 года, он признается: «Мы делали все возможное, что­бы подчеркнуть, что это была освободительная война»1. Это и по­нятно: многие финны отказались бы воевать против своих, другое дело — идти бить «рюсся»[1] [2].

Все же освобождение страны от русских войск, взбудораженных большевистской пропагандой и представлявших несомненную опас­ность для независимости Финляндии, было лишь одним из поводов, вызвавших войну. В крупных городах, где были сосредоточены про­мышленные предприятия — Гельсингфорсе (Хельсинки), Або (Тур­ку), Борго (Пори), Лахти, Выборге и Таммерсфорсе (Тампере),— к тому времени уже существовали организованные группы рабочих, тесно связанные и с местными социал-демократами, и с российскими левыми партиями. Почти половину сельского населения составля­ли земледельцы-пролетарии: безземельные крестьяне, малоимущие арендаторы и батраки, которых легко было увлечь лозунгом «Зем­ля — крестьянам». По другую сторону находились городская и сель­ская буржуазия, мелкие землевладельцы и большая часть интелли­генции. Внутри общества было достаточно причин для раскола и во­йны — классовой, междоусобной, гражданской.

Большевики из России сулили поддержку и оружием, и войска­ми. В ноябре на съезде социал-демократической партии Финляндии в Гельсингфорсе выступал Сталин, закончивший свою речь пример­но так: «Если вы будете нуждаться в нашей помощи, мы подадим ее, по-братски протянув вам руку. В этом вы можете быть уверены». Ле­нин же в начале января прямо пообещал финским красногвардейцам пятнадцать тысяч винтовок. И все принадлежавшие русской армии




[1]              Из интервью К. Доннеру (журналист, писатель, активист профашист* ского движения Лапу а).

[2] Презрительная кличка русских в Финляндии (от финск. ryssa).