Густав Менгрейм. 74

Скорее всего, хотя он вряд ли задумывался над этим, — все ипостаси уживались в нем, сплавленные в совершенно особую ментальность. Благодаря такому сплаву Маннергейм обладал широким и свободным взглядом на те­кущие события, они не заслоняли для него перспективу. Благодаря этому космополитизму, этой «бездомности» он так же легко вошел в роль главнокомандующего «крестьянской армией» Финляндии, как когда-то в роль свитского генерала. Это и впоследствии помогало ему перешагнуть через многие трудности. Пока же он удивительным образом умеет победить недоверие, даже враждебность своих под­чиненных: генерал ненавистной царской армии (да еще с русским денщиком и неизменным портретом Николая II на столе), «рюсся», почти не говорящий по-фински, -ф- он быстро завоевывает авторитет и даже симпатии в рядах шюцкора.

Маннергейм, несомненно, обладал качествами, необходимыми как полководцу, так и дипломату: чуткостью к переменам ситуации и способностью мгновенно перестраиваться в зависимости от об­стоятельств. И, что не менее важно, умел манипулировать людьми. Он весьма искусно уладил конфликт с егерями, возникший сразу же по возвращении батальона из Германии в конце февраля так ис­кусно, что они вначале даже не заметили подвоха...

Егерский батальон прибыл из Либавы 25 февраля, с оружием и снаряжением. К этому времени уже введен закон о всеобщей во­инской повинности, и началось настоящее формирование армии. По замыслу Маннергейма, численность призывников должна со­ставить около 30 000 человек, из них он планирует создать 21 ба­тальон. Егеря на этом этапе были главной надеждой главнокоман­дующего. Почти двухтысячный отряд прекрасно обученных в Гер­мании, получивших боевое крещение на фронте молодых людей даст новорожденной армии командиров. Во главе всех воинских подразделений и соединений он решил поставить егерей. Но оказы­вается, у них имелся собственный план: не рассеиваться по разным частям, а только, усилив батальон за счет шюцкоровских отрядов до трех полков ф что составит около шести тысяч бойцов, — слу­жить основной ударной силой в войне с красными. Вдобавок воду мутит командир егерей, бывший подполковник русского Генераль­ного штаба Вильгельм Теслеф, сдавшийся во время войны в плен и затем воевавший на стороне Германии (что отнюдь не вызывало у Маннергейма симпатии). Теслеф призывает егерей не позволять