Густав Менгрейм. 75

 

Российская Карелия всегда была для финнов не только географи­чески важной территорией, но и не менее значимым культурным про­странством. Для некоторых эти места -г-' населенная родственными племенами родина Калевалы, и требование присоединить ее к Финлян­дии для них носит отчасти символический, сакральный оттенок. Цити­руемое ниже заявление главнокомандующего — вернее, риторический пассаж из его заключительной части — Маннергейм через много лет использует вновь. «Меч и ножны» вновь возникнут в приказе по ар­мии в начале войны 1941-1944 годов, когда многим казалось, что идея «великой, могучей Финляндии» вот-вот воплотится. Всей стране, и са­мому Маннергейму тоже, пришлось дорого заплатить за эту риторику.

Заявление главнокомандующего в Антреа 23 февраля 1918 г.

ВСЕМ ФИНСКИМ И БЕЛОМОРСКИМ КАРЕЛАМ

По прибытии на карельский фронт я приветствовал от­важных карел, мужественно сражавшихся сЛениным и его жалкими прихвостнями, которые с каиновой печатью на лбу напали на собственных братьев.

Правительство Ленина одной рукой обещало Финлян­дии независимость, а другой послало свои войска и хулига­нов завоевать, как они сами объявили, Финляндию обрат­но и задушить с помощью нашей же красной гвардии мо­лодую свободу Финляндии. Так же предательски и подло оно пробует сейчас, почувствовав рост наших сил, купить наш народ, и торгуется с финскими мятежниками, обещая им Беломорскую Карелию, которую его красная армия уничтожает и грабит.

Мы знаем цену его обещаниям, и достаточно сильны, чтобы удержать свою свободу и защитить своих братьев




[1] НАФ. Коллекция Grensholm. VAY5626 (пер. с шведекого).