Густав Менгрейм. 134

Взаимная симпатия возникла между Ман- нергеймом и военным представителем Третьего рейха в его ставке, генералом Эрфуртом. Тот был доктором философии Тюбингенского университета, человеком безупречно воспитанным и образованным; они с Маннергеймом нашли общий язык, что было немаловажно для финско-германских отношений в 1941-1944 годах. После войны, когда Эрфурт, освобожденный из заключения во Франции, вернулся в Тюбинген, Маннергейм ездил к нему повидаться. Симпатизировал он и генералу Дитлю, командовавшему немецкими войсками на се­вере Норвегии и в финской Лапландии. Дитль — храбрец и убежден­ный наци — был любимцем фюрера и в критических ситуациях не раз оказывался полезен финскому маршалу.

Гитлер после Зимней войны явно питал уважение к Маннергей- му и к финнам, называя их «героическим народом Севера». С дру­гой стороны, немцы считали маршала англофилом и не слишком ему доверяли. Было известно, что он не симпатизирует методам насилия нацистов и расовой политике Гитлера.

К чести Финляндии, она оказалась единственной страной в Ев­ропе, которая, будучи де-факто союзником гитлеровской Германии, не предприняла никаких санкций против своих граждан еврейского и цыганского происхождения. Они пользовались теми же правами и несли те же обязанности, что и все остальные. Потому в Финлян­дии и возникла единственная в своем роде парадоксальная ситуация: военнообязанные граждане-евреи во время «войны-продолжения» сражались в рядах финской армии, т. е. на стороне Германии. Прави­тельство республики отказалось даже обсуждать еврейский вопрос с Гиммлером, когда тот в конце июля 1942 года прибыл в Хельсин­ки. Вокруг этого визита разыгралась вполне детективная история. По официальной версии Гиммлер приехал в Финляндию как глава СС, якобы для ознакомления с условиями пребывания войск СС в Ла­пландии. В день прибытия Гиммлер был приглашен на официальный обед; в его номере в отеле оставался адъютант, стороживший порт­фель шефа. Известно было, что с этим портфелем Гиммлер не расста­ется ни днем, ни ночью и даже спит с ним. Пара финских офицеров разведки все же соблазнила стража спуститься в бар отеля выпить по стаканчику за братство по оружию. Пока эсэсовец братался с финна-