Густав Менгрейм. 135

 

рекомендуем сервисный центр

В предыдущей главе уже упоминалось, что финская политическая полиция ВАЛПО с середины 1930-х годов сотрудничала с гестапо. Во время Второй мировой войны министр внутренних дел Хорелли делал все возможное, чтобы по крайней мере иностранные граждане еврейского происхождения, оказавшиеся в это время в Финляндии, были депортированы в Германию. Пока сведения об этом дошли до остальных членов правительства и дело приостановили, ВАЛПО успела выслать 8 человек, в том числе двоих малолетних детей[1]. Все­го в Финляндии в годы войны оказалось 126 еврейских беженцев из Европы. Их разместили в глубине страны и содержали за счет еврей­ской общины Финляндии; ВАЛПО до них не добралась. Они избежа­ли нацистских лагерей и газовых камер.

Совсем недавно в Финляндии получила широкую огласку дея­тельность ВАЛПО и ведавшего делами военнопленных штаба Оте­чественных войск (бывший нпоцкор) по выдаче Гестапо советских военнопленных, в основном офицеров и политработников. Захвачен­ных в плен «сортировали»: офицеров, политруков и евреев помещали в лагеря особого режима № 1 и № 3. И почти сразу же, с 1941 года, начался своеобразный обмен. Немцы отправляли в Финляндию за­хваченных ими «этнических» пленных — финнов и представителей родственных национальностей (карел, вепсов, ингерманландских финнов, тверских и новгородских карел). И, в свою очередь, при­нимали «политических» военнопленных и заключенных. Под этим предлогом ВАЛПО передало гестапо и нескольких «прокоммунисти­чески» настроенных граждан Финляндии. Депортация осуществля­лась морем через Эстонию. Судьбу нескольких таких заключенных удалось проследить. Некоторые из них умерли (то есть, скорее всего, были убиты) сразу же в день передачи их гестапо или в день прибы­тия в Таллинн. За все время войны таким образом было обменено без малого 3 000 человек. Все они оказались в немецких концлагерях. 21 ноября 1941 года Маннергейм подписал нижеследующий приказ.

-«•VI I ранспортировки СО штаоом nd4dлопоча ипаижеплл Главной ставки.

8.     Министерство Иностранных дел держать в курсе во­просов, касающихся обмена военнопленными.

9.     О каждом обмене заключенными докладывать в Главную ставку.

Главнокомандующий Вооруженными силами Фельдмаршал Маннергейм Начальник Генерального штаба Генерал-лейтенант Е. Ханнель

Заверено:

Начальник Организационного отдела Полковник С. Изаксон1.

Командующий Отечественными войсками, в чьем ведении нахо­дились военнопленные, подчинялся непосредственно Маннергейму...

Хотя положение военнопленных в лагерях Финляндии было не таким ужасающим, как в немецких, но все же очень тяжелым; им пришлось сполна узнать голод и болезни, издевательства охраны и применяемые администрацией телесные наказания (порка). Осо­бенно тяжкими для заключенных были 1941-1942 годы. В стране не хватало продовольствия, сами финны жили в условиях жесткого нормирования продуктов, и это сказывалось, в первую очередь, на военнопленных. В марте 1942 года Маннергейм обратился за помо­щью в Международный комитет Красного Креста. Финны просили прислать: 200 тонн пищевых жиров, 500 тонн мясных консервов, 200 тонн сахара, 20 млн единиц витамина А, 500 кг витамина С.

Но до того как помощь начала поступать, разразился скандал. Молодой хирург швейцарского Красного Креста Гвидо Пидер- ман, работавший какое-то время в финском госпитале, в сентябре 1942 года посетил лагерь для военнопленных и ужаснулся тому, что увидел там. Ему удалось сфотографировать некоторых пленных в ба­раках и лагерном госпитале и группы заключенных на территории лагеря. Затем он послал в Международный комитет Красного Креста обширный рапорт-альбом, снабженный фотоснимками военноплен­ных в разных стадиях дистрофии.

Длинная объяснительная записка финских должностных лиц полна негодования: Пидерман якобы проник в лагерь обманом, без

ков, не являются больше красными.

Вермахт связал меня с врачами комитета Международного Красного Креста в Женеве и посоветовал мне воспользоваться мои­ми связями в Северной и Южной Америке и поручить им отправить продовольствие и одежду, которые будут розданы в присутствии Красного Креста из Женевы. Мои письма были отправлены и посыл­ки начали приходить в Женеву этой весной.

 



[1] В 2000 г. при открытии в Хельсинки мемориального памятника этим пАГши жертвам премьер-министр Финляндии от имени правитель^