Густав Менгрейм. 138

 

Маннергейм поторопился с ответным визитом: 27 июня Гитлер прислал за ним свой личный самолет. Поскольку равноценного авто­мобилям подарка у Финляндии не было, фюреру решили преподнести дар-символ: отечественный автомат «Суоми», снискавший во время Зимней войны почти легендарную славу. Гитлер посвятил гостя в пла­ны летних наступательных операций на Кавказе и окончательного раз­грома Ленинграда. Маршал отнюдь не разделял его оптимизма... ¥

Поздравляли Маннергейма с юбилеем и его бесчисленные рус­ские знакомые. И не только поздравляли -гг многие просили о про­текции в немецкой или финской армии. Маннергейм получал по­добные просьбы и от групп офицеров-эмигрантов, и от прежних сослуживцев-одиночек. Старые русские офицеры стремились взять реванш в новой войне против большевиков.

Русские офицеры-эмигранты — Г. Маннергейму

16 av. JulesJanuiParis 16

Ваше Высокопревосходительство!

В настоящую минуту напоминаем Вам о себе.

Той активной белой русской группой, которой мы Вам извест­ны* щ-мы таковой и остались.

Вам известно, что мы собрались не по партийному признаку, а как люди, видевшие свой долг в служении, как русские, Белому Идеалу.

Покорнейше просим Ваше Высокопревосходительство и теперь не забыть нас и дать нам в наступающие дни возможность испол­нить свой долг.

Покорнейше просим помочь нам оказаться по Вашему усмотре­нию, но на месте служения.

Мы, со своей стороны, для начала и в кратчайший срок, можем представить 200 отборных и верных людей, способных как на бое­вую, так и на тыловую работу.

Вам известны наши возможности: