«Поедемте в номера!»

 

На исходе 1922 г. на Томской улице был открыт ночлеж­ный дом. Там могли временно остановиться одинокие безра­ботные, зарегистрировавшиеся на бирже труда и не имевшие жилья люди. Постояльцы могли жить в ночлежном доме до устройства на работу и вволю пользоваться предлагавшимся им удобством — «горячим кипятком», который, если верить газетной рекламе, всегда в «ночдоме» имелся.

В годы нэпа в нашем городе были открыты и дорогие «номера», как скажем, «Нэпо» на Михайловской улице, где сервис и обстановка отвечали вкусам «нэпачей». К числу дорогих гостиниц относился и «Метрополь» на ул. Комму­нистической, где посетителям предоставлялись «все удобс­тва» и «точное выполнение всех поручений». В 1927-1928 гг. в городе строилась гостиница «Доходный дом», которым гордились городские власти. Кроме того, в эти годы рабо­тала гостиницы «Центральная», «Сибирь», «Коммунальные номера» на Омской улице. Известен ряд частновладель­ческих гостиниц. На ул. Коммунистической, 94 работали номера «Европа», на Семипалатинской, 48 размещался «Дом крестьянина», на Томской, 16 находились «Меблированные комнаты», на Томской, 5 — номера «Москва», на Барнауль­ской, 56 имелись номера «Свет», на Красноярской, 5 были номера «Урал», на Рабочей, 27 располагалась небольшая гостиница «Номера», на Горького, 89 был «Постоялый двор». Посетители частных новосибирских гостиниц конца 20-х гг. обычно попадали в небольшой дом, где имелась либо одна общая спальня для постояльцев, либо несколько номеров (обычно 6, 12 или 14). В некоторых гостиницах оставить вещи и багаж можно было в специально отве­денной для этого комнате, в других предлагалось повесить пальто прямо на кухне, где топилась печь, готовился обед и кипели самовары. Условия проживания были разными. В некоторых гостиницах каждый номер был снабжен умы­вальником, в других умывальник являлся общим. Многие гостиницы требовали ремонта. К примеру, постояльцы «Дома крестьянина» созерцали давно небеленые потолки и испытывали дискомфорт от духоты и пыли.

Пользуясь склонностью некоторых приезжих к при­ключениям, на некоторых постоялых дворах несанкци­онированно торговали водкой и самогоном. Кроме того, в ночное время сюда нередко наведывались «Нюси» и «Лари» — девицы легкого поведения, искавшие встреч с постояльцами.

Характер новосибирских гостиниц в 30-е гг. несколько изменился. В городе перестали существовать частные пос­тоялые дворы. В 1932 г. в Новосибирске насчитывалось пять государственных гостиниц. А уже через год их коли­чество сократилось до четырех. Однако в 1933 г. считалось, что четыре гостиницы на 400 номеров не удовлетворяют потребностям растущего города, которому было нужно, как минимум, восемь гостиниц на 1700 мест. В середине 30-х гг. постояльцев принимали такие гостиницы, как «Советс­кая Сибирь», «Метрополь», «Деловой двор». В 1937 году в городе существовало пять гостиниц. А к 1939 г. в городе осталось лишь три гостиницы всего на 645 мест. Сущест­вовал и Дом колхозника — гостиница для приезжавших в город крестьян.

Вообще в то время имелись определенные сложности с заселением в гостиницу. Принимали только командирован­ных. Случалось, что в Новосибирск приезжали, скажем, на лечение из других городов — этим людям обычно отказы­вали в заселении. Количество мест в гостиницах было крайне ограниченным, поэтому и принимали в гостиницы только ограниченный контингент приезжих. Те, кому отказывали в ночлеге, были вынуждены ночевать на вокзале или искать частную квартиру, что было не так-то просто в перенаселен­ном городе. Те же, кто все-таки вселялся в гостиницу, были обязаны пройти санобработку — процедуру, по мнению посетителей, унизительную. Не нравился посетителям и грубый персонал, который то по-хамски разговаривал, то неделями отказывался менять постельное белье.

Те, кто останавливался в «Центральной», попадали в одну из 116 комнат, обставленных лучшей дубовой мебе­лью московских и ленинградских фабрик. В этой гости­нице можно было не только переночевать, там же можно было воспользоваться одной из четырех ванных комнат (неудобно по современным стандартам, но шикарно по меркам довоенного Новосибирска). Кроме того, можно было сходить в буфет и заглянуть на досуге в читальню. Конечно, пожить в такой гостинице считалось шиком.

 

Те, кто вселялся в небольшую гостиницу «Сибирь» на сорок номеров, попадал в менее комфортные условия. Посетители довольствовались комнатами, которые требо­вали основательного ремонта и были обставлены старой, не всегда исправной мебелью. Ванных комнат, буфета и про­чих дополнительных удобств в этой гостинице не было так же, как и в «Коммунальных номерах». В 1935 году состо­яние новосибирских гостиниц было признано неудовлет­ворительным. Белье и обстановка, которой пользовались постояльцы, сильно износились. В «Советской Сибири» испортилось водоснабжение, «Деловой двор» закрыли на ремонт, гостиница «Метрополь» ждала своей очереди. Однако уже в 1938 г. во всех гостиницах города посетители пользовались водопроводной водой, ванными комнатами и парикмахерскими. Постояльцы «Центральной» гостиницы могли отужинать в ресторане. Новосибирские гостиницы принимали не только временных постояльцев. По дан­ным на 1 января 1939 г., 21 номер занимали постоянные жильцы.