За фасадом пропаганды здорового образа жизни. 2

 

рекомендуем техцентр

В начале 30-х, как и в период гражданской войны, горожане рисковали заразиться сыпным тифом. Ситуа­ция с нехваткой больничных коек осложнялась тем, что в Новосибирске лечились не только местные, но и приез­жие, ведь город являлся краевым центром. Резкий всплеск заболеваемости новосибирцев сыпным тифом наблюдался в марте 1933 г. Тогда был создан еще один госпиталь на 170 коек в неприспособленном для медицинских целей здании института потребительской кооперации. Тифозных больных начали размещать и в лечебницах неинфекцион­ного профиля: в больнице скорой помощи, в туберкулез­ном диспансере и даже в физиолечебнице. Можно только вообразить, какой беспорядок в работу этих учреждений вносило появление заразных больных, угрожавшее распро­странением инфекции. Места в больнице скорой помощи предоставлялись тифозным, а это означало отказ в госпи­тализации тем, кто нуждался в экстренной помощи. Данная ситуация напоминает проблемы десятилетней давности (начала 1920-х гг.), когда число эпидемических больных значительно превышало количество больничных коек, создавались импровизированные госпитали и лазареты, где смешивался контингент пациентов, страдавших разными болезнями.

Несмотря на явные минусы в организационных воп­росах медицинского обслуживания новосибирцев, качество медицинского обслуживания улучшалось по таким кри­териям, как развитие науки и технологии. В медицинских учреждениях появлялось новое оборудование, развивалась материальная база. С 1930 г. в городе начали функциони­ровать два рентгеновских кабинета, работа которых зна­чительно облегчала диагностику заболеваний. Хотя все население города вплоть до войны обслуживало только три дежурных врача и пять карет скорой помощи, в больни­цах появлялись бактериологические лаборатории и новое физиотерапевтическое оборудование. Конечно, эти новов­ведения не могли компенсировать всех проблем и недо­статков системы здравоохранения горожан Новосибирска 30-х гг., которые явно нуждались в лучшем медицинском обслуживании. Что и говорить, двух рентгеновских каби­нетов для большого города было слишком мало.

 

Тяжелые для страны годы третьего десятилетия XX века — 1930, 1932-1933, ознаменованные голодом, сопро­вождались еще и всплеском инфекционных болезней, кото­рые легко поражали ослабленных людей и приводили к высокой смертности городского населения. Горожанам делали прививки от оспы и брюшного тифа, чтобы предо­твратить распространение инфекций. Но заразные болезни в 1930-х гг. все еще имели место. Брюшной тиф, паратиф, скарлатина, дифтерия, коклюш, корь, малярия, туберкулез постоянно подкашивали новосибирцев всех возрастов. По мнению историка В. А. Исупова, к началу 1940-х гг. в стране «был накоплен мощный потенциал по предотвра­щению преждевременных смертей», но использовался он крайне слабо — сталинский режим резко снизил ценность человеческой жизни, а уровень эффективности здравоох­ранения в СССР оставлял желать лучшего. Новосибирск не относился в 30-е гг. к числу тех городов, где смертность превышала рождаемость, но лечиться и в нашем городе было проблематично. Естественная потребность человека быть здоровым реализовывалась в Новосибирске 30-х гг. далеко не лучшим образом.