наш север. 32

 

Несмотря на потерю зрения и немощи, свт. Ин­нокентий держал под контролем множество дел, о чём свидетельствуют тысячи его собственно­ручных резолюций, выявленных в документах московских архивов ИА Курляндским.

Он был открыт, доступен, прост в общении, любил обстоятельную, задушевную беседу, не чужд был иронии и юмора. На приём к Преосвя­щенному мог попасть любой мирянин. Он был, по воспоминаниям современников, исключи­тельно строг к себе и великодушен к другим...

С середины 1878 года Владыка почти непре­рывно болел, даже отменил в конце года поездку на заседание Синода.

В 1879 году, на Страстной неделе, почувст­вовав приближение кончины, святитель попро­сил его соборовать. В Великий Четверг, поистине вместе с Апостолами причастился святых даров на Вечери, вместе с Церковью сопережил — спо- страдал Спасителю в Великую Пятницу, и в Вели­кую Субботу (31 марта/13 апреля) - почил о Господе, войдя в вечную Пасху.

Ему, как и всем Апостолам, и св. Павлу, была дана великая благодать быть «служи­телем Иисуса Христа у язычников и совер­шать священнодействие благовествова- ния Божия» (Рим. 15,16).

2. ДУХОВНЫЕ УРОКИ СВЯТИТЕЛЯ ИННОКЕНТИЯ

ЮТ ГОСПОДА СТОПЫ ЧЕЛОВЕКУ ИСПРАВЛЯЮТСЯ»

Веемы, от пономаря и звонаря - орудие Божие

Во всей жизни свт. Иннокентия, начиная с дет­ства и до последнего вздоха - мы видим явное действие Промысла Божия, и нам, современным людям, полезно это знать и чувствовать, дабы ук­репляться, не ослабевать в вере.

Посмотрим на упоминавшиеся вехи биогра­фии с этого ракурса, постараемся осмыслить глубже духовные уроки великого святого.

В одном из посланий (Сербиновичу КС., лите­ратору, сотруднику обер-прокурора Синода, от 29.04.1842 г.) владыка Иннокентий писал: «...нет, нет! не мы действуем, а нами действует благо-

27

дать Мывеемы, от пономаря и даже звонаря, все мы не что иное, как орудие Божие. Угодно ГЬсподуОн и звоном звонаря тронет сердце че­ловека, на которого Он призрит...»

 

Святитель вспоминал: «Четырёх лет, на пятом я лишь начал учиться грамоте, и не у кого-либо, а у своего отца, который, будучи долго болен, почти всегда лежал в постели»... После кончины родите­ля в августе 1803 года, мать, Фёкла Саввишна ос­талась одна с четырьмя детьми, из которых стар­шим был шестилетний Ваня.