Густав Менгрейм. 135

Фины всячески старались сохранить независимость по отношению к Германии. Надо отдать им должное — это была настоящая дипломатическая эквилибристика.

Густав Менгрейм. 134

"Нужно быть лояльным", — говаривал маршал. Молниеносные победы Германии начале Второй мировой войны вызывали восхищение профессио­нального воина. И отнюдь не ко всем немецким военным он отно­сился неприязненно: еще в 1930-е годы у него сложились дружеские отношения с Герингом.

Густав Менгрейм. 76

Когда положение красных становится крайне тяжелым, Салмела погибает от руки своего же то­варища — одного из командиров, взорвавшего в помещении штаба, в комнате, где находился Салмела, ящик с гранатами. Теракт был со­вершен из идейных соображений:

Густав Менгрейм. 75

Я только боюсь, что мы не успеем в Петербург до них, а нам туда надо бы.

Сердечный привет!

Твой преданный брат Густав[1].

Густав Менгрейм. 74

Хочется задать вопрос: кем же он был? Кем ощущал себя? Шведо- язычным аристократом, сыном Финляндии, — или русским офице­ром и верноподданным воспитанником империи?

Густав Менгрейм. 73

Скандинавский легион будет встречен с огромным энтузиазмом. Он может со шведоязычными частями быть прекрасным «ударным отрядом» под командованием какого-нибудь шведского старшего офицера. Но все-таки не посылай ко мне больше шведских команди­ров высокого ранга.

Густав Менгрейм. 72

Захваченное у русских оружие пришлось очень кстати: в начале вой­ны винтовки были только у каждого третьего, у остальных — топо­ры и финские ножи. По-настоящему белую армию начали вооружать только после 17 февраля, когда из Германии прибыл транспорт с вин­товками и боеприпасами.

Густав Менгрейм. 71

ствий, он сразу же прибегает к эффектному жесту: подает в отставку.

Густав Менгрейм. 70

Отношение к нему не однозначно: во время белого террора погибли их предки. Нужно сказать, что историческую память финны сохраняют даже на уровне семьи — почти каждый знает и помнит, откуда родом и кто были его деды и прапрадеды.

Густав Менгрейм. 33

Для того чтобы не вызывать подозрений у китайских властей, полковнику Маннергейму предстояло путешествовать, закамуфли­ровавшие под исследователя-этнографа. Вначале предполагалось, что он получит для поездки французский паспорт, но министерство иностранных дел Франции отказало российским властям в этой услу­ге.

Густав Менгрейм. 32

Медицинская профессия — медсестры -— требовала серьезного об­учения. Сразу же после официального развода в январе 1899 года София выехала в Лондон, чтобы поступить в прославленную школу медсестер при госпитале Св. Фомы. Среди ее рекомендателей были жена Густава, баронесса Анастасия Маннергейм, и внучка Авроры Карамзиной, княгиня Демидова.

Густав Менгрейм. 31

Было большой неприятностью, что я не мог устремиться сюда сразу, как только разразилась война. Если бы это произошло, у меня были бы боль­шие возможности командовать теперь собственным полком.

Густав Менгрейм. 30

3 эскадры уничтожено, первоклассное укрепление захвачено,

I    гигантски больших сражения выиграно и три других, столь же южных, Сахалин взят, и за всю войну, длившуюся полтора года,ш единого провала, ни одной неудачной операции. С другой стороны, шила армия сейше примерно в два раза больше, чем до Мукденского ражения, но как обстоит с организацией и как с высшим, так и с шзшим командованием?

Густав Менгрейм. 29

i5 феврале 1УЮ года, в дни сражении при мукдене*, фортуна изменила Маннергейму: «...В одно мгновение я потерял 15 человек и пару десятков лошадей. Молодой граф Канкрин, бывший у меня вестовым, получил пулю в сердце в тот самый момент, когда раз­вернулся, чтобы отнести мой приказ. Мой лучший (единственный хороший) конь был застрелен подо мной.

Густав Менгрейм. 28

И далее, в строках, описывающих бой, — ключевые слова, весьма важные для понимания характера автора дневника: «...Мой 11-лет­ний конь, „Арбуз", от страха стал неуправляемым; мне пришлось употребить все силы, чтобы не дать ему выйти из-под контроля и осрамить меня. К моему удовлетворению, мне удалось сдержать его и, сохранив достоинство, заставить идти шагом и совсем мел­кой рысью вслед за казаками... »1

Густав Менгрейм. 27

М. ищет смерти — по крайней мере, проявляет отчаянную хра­брость. В то же время ясный ум и наблюдательность не покидают его даже в самые трудные моменты. В дневниковых записях и письмах к родным он отмечает как признаки разложения в русской армии, так и недостатки командования: пожалуй, с этого периода начинается становление того Маннергейма, которого знает весь мир.