Дорогу осилит идущий 22

Выехали утром на машине с Алексеем Марковичем. Устроились в го­стинице «Измайловская». Почти сразу уехал в Союз, но там никого не застал. Пешком, по старому маршруту (Крымский мост, Мытная ули­ца) отправился к Свято-Даниловскому монастырю. Время было — про­шёлся внутри монастыря, хотя уже стемнело. На территории гостини­цы столпотворение от машин. Поздравляет митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла (главу внешнецерковных связей РПЦ) выс­шее чиновничество государства, политики. Делегация Клуба прямо с по­здравлений пришла на заседание — в соседний подъезд гостиницы. Вы­ступал директор Института Дальнего Востока РАН Михаил Леонтьевич Титаренко. (Раньше я слушал его выступления на секции 9-го Всемирно­го Русского Народного Собора). Подробнее об этом в статье для «Верти­кали». По окончании встречи долго сплетничали с Володей Шемшученко.

24.11.    В «Мотор Сич» приехал к полудню. С Петром Ивановичем пого­ворили доброжелательно и результативно. Правда, всё это заняло много времени. Дважды звонил Шестинскому — пообещал к нему приехать, потом отказался из-за занятости.

С Борисом Лукиным и Николаем Дорошенко в Московском Доме На­циональностей побывал на творческом вечере писателя из Якутии Ни­колая Алексеевича Лугинова, представлявшего свой роман «По велению Чингисхана». Из писателей первого ряда никого не было. Хотя очень лю­бопытно выступили девушки из этно-национального ансамбля. Подра­жание голосам птиц, исполнение музыки горлом впечатлило.

За столиком на фуршете говорили с Сашей Яковлевым. У него, ока­зывается, родилась дочка. Познакомился ещё с двумя новыми писателя­ми, но думаю, продолжения это знакомство иметь не будет.

В зале, где проходил вечер, развешаны рисунки художника Д.А. Бой- тунова, иллюстрировавшего роман. Я их посмотрел перед началом ве­чера. Замечательные работы. К сожалению, воспроизведённые в книге, они многое потеряли.

25.11.    Из Москвы выехали позже, чем хотели. Коломиец на один день летал в Дагестан и в гостиницу вернулся поздно. К тому же, отъехав на 50 километров от столицы, вдруг узнали, что забыли заехать за попут­чиком. Пришлось вернуться. И всё равно дорога оказалась неутомитель­ной, даже приятной, в хорошей компании.

27    ноября

Вчера встречались у меня с Юрием Покровским. Конечно, несколько натянуто — в последний раз я всё-таки его обидел. Дело с финансиро­ванием сборника «Русское» всё на том же «мёртвом» месте, хотя Юрий Николаевич макет размножил уже в пяти экземплярах и даёт его читать людям во власти.

Приходил Владимир Цветков. Только что приехал из Москвы. Был на съезде Союза Русского Народа. Привёз мне газеты, диски. На съез­де полный раздрай, склока между Олегом Анатольевичем Платоновым, Алексеем Алексеевичем Сениным и Михаилом Викторовичем Назаро­вым, Константином Юрьевичем Душеновым. Всё это губит русское дело. Нет духовного единства, сплочённости. Мы не готовы к решительным действиям, чтобы взять власть, к чему опять же с трибуны съезда при­зывал Борис Сергеевич Миронов.

Договорились с Владимиром Георгиевичем, что со следующего номе­ра начинаем печатать в журнале его статьи. По подавляющему боль­шинству вопросов у нас полное единодушие. К тому же, мне нравится, как он пишет.

28    ноября

Опять не мой день. «Гортоптрест» отказал в помощи изданию. Денеж­ный вопрос давит.

В Союзе «столкнулся» с Шамшуриным. Валерий Анатольевич предла­гает опубликоваться в «Земляках». Наверное, пора соглашаться. Пода­рил ему «Сопротивление нелюбви».

Немного странная презентация книги А.И. Пафнутьева в литератур­но-мемориальном музее Н.А. Добролюбова. Много всего в куче далёкого от книги — дата смерти Добролюбова, отчёт Профессионального союза литераторов, чтение своих стихов В.М. Тереховым... Но встретился с В.В. Половинкиным, К.Д. Пройминым, В.И. Соболевым... Да и Анатолий прочитал свои стихи хорошо! Застолье.

1     декабря

В педагогическом институте на площади Минина и Пожарского встре­ча с небольшой группой студентов. Её организовали Дмитрий Угрюмов и Юрий Покровский, который читал свой доклад. Текст многословный, поверхностный, неглубокий, изобилующий множеством исторических неточностей, да и просто придумок, ошибок. Тема — провинциализм российской культуры послеоктябрьского периода. После первой части доклада В.Г. Цветков вышел и повёл беседу о русском православии. Пришлось ввязаться в разговор и мне (хотя никак не планировал этого). Оплёвывание советского периода нашей истории неизменно вызывает во мне чувство протеста. Но более всего порадовали ребята — думающие и переживающие за Россию.

Внутренние помещения, коридоры в институте обшарпанностью и убогостью угнетают. Нищета!

8        декабря

День заседаний. Союз журналистов в театре кукол провёл свою от­чётно-выборную конференцию. Было любопытно за всем этим наблю­дать. Власти это «мероприятие» полностью проигнорировали. Не было и главных редакторов изданий (кроме районных газет — и то очень не­многих), телевидения, радио. А казалось бы — третья власть, журналист­ская солидарность. И разговора-то ни по одному серьёзному вопросу не возникло. Будто в стране покой и порядок. Какое интеллектуальное и гражданское убожество и обнищание! Только Александр Пашков в сво­ём выступлении обозначил некоторые болевые точки организации, но далее развития эта тема не получила.

В Союзе писателей вечером правление. Опять обсуждение — отказы­ваться от первого этажа здания или нет. Валерий Шамшурин настой­чиво давит на отказ, Олег Рябов убеждает (и не без основания) этого не делать. Вот две заинтересованные стороны в этом деле. Остальные хранили безразличное молчание. И действительно, от них мало что за­висело, и при любом раскладе они ничего не теряли и не приобретали.

14    декабря

Вечером домой позвонил М.И. Кодин. Спрашивал, приеду ли на ново­годний вечер? Между прочим, в разговоре подсказал хорошую мысль — начать публикацию материалов о людях «Московского интеллектуаль­но-делового клуба (Клуб Н.И. Рыжкова)» (а ведь там сплошь известные личности с интереснейшими судьбами). С другой стороны, это подтол­кнёт их к финансированию издания. Тогда это и меня более сблизит с ними.

Володе Цветкову вчера предложил проводить литературные вечера журнала «Вертикаль». Он воспринял это с готовностью. Эти встречи должны бы поспособствовать реализации нашей литературы. Так, во всяком случае, я планирую.

16    декабря

Очерк о Шестинском «Яблоки русского сада» и статью о выступлении в Клубе председателя Общества российско-китайской дружбы, акаде­мика РАН М.Л. Титаренко дал прочитать Пашкову. Вечером он позво­нил. Беседу с Олегом Николаевичем и что-то из Титаренко он сдаст в редакцию «Нижегородских новостей». Замечания по очерку: когда пишу о книгах Шестинского, то очень скован, надо свободнее их разбирать, оценивать; конфликт, участником которого в Москве оказался Шестин- ский, непрописан. Его надо либо убрать, либо более широко осветить. С замечаниями я согласиться не могу.

17    — 19 декабря. Москва

Приехал в воскресенье, заранее, чтобы побыть у Шестинских в Пере­делкино. Главное же — встречи с Кононенко.

С вокзала поехал к Олегу Николаевичу. Он всё унывает. А ведь это идёт от прошлой, советской избалованности литературного начальника. Его ведь и сейчас печатают (а могли бы ещё больше, если бы он прило­жил немного усилий). Я попытался убедить Шестинских, чтобы подгото­вили рукописи книги рассказов и воспоминаний, отнесли их в издатель­ства. Но вряд ли они это сделают.

18.12.   Утром уехал в Москву. В «Мотор Сич» довольно быстро состоял­ся разговор с Кононенко. Пётр Иванович пообещал оплатить №18. День­ги принести завтра на Клубный новогодний вечер. Побывал у Кодина, отправился к Е.В. Богородицкой, но их на месте не застал. В книжном магазине Литинститута посмотрел книги для Пашкова, но, кроме запис­ных книжек Андрея Платонова, ничего не нашёл. Вечер опять у Шестин- ских.

19.12.   О встрече с Ларионовым договаривались заранее. Приехал к нему в «Советский писатель», а там застолье после освящения кабинета. Поп с дьяконом (довольно молодые) уже порядком захмелели, говорят непрерывно — назойливо, громко. Я пообедал, хотя и не пил. А разговор у гостей всё громче. Пришла Елена Львовна — супруга Ларионова (она занимается «Словом»). Настойчиво просит публицистику. Мой рассказ «Искушение» идёт в шестом (последнем за этот год) номере журнала. Как я и думал, Арсений Васильевич человек совершенно невоцерковлённый, да и не верующий — ни исповеди, ни причастия не признаёт. Никогда их не совершал и сказал, что не совершит. Мой очерк о Шестинском он прочитал. Есть претензии. Хочет, чтобы я что-то дописал в последнем абзаце. Но подробно поговорить не удалось. Из издательства отправился в Клуб на Новогодний вечер. Настроение хуже некуда. Позвонила Ири­на. Таню срочно положили в больницу. Лечение, проведённое до этого, не помогло.

 

На вечере подарил журналы А.Н. Квочуру, В.К. Трошину, А.А. Бес­смертных. Александр Александрович порадовал отзывом: «Я ваш жур­нал от корки до корки читаю». Поговорили (и я наговорил ему хороших слов) с генералом Шамановым — чеченским героем. Кононенко не при­шёл! Но на завтра я не останусь — решил срочно (наша «Любава» высту­пила на вечере) вместе с ансамблем на «Газели» ехать домой. На сердце тоска, неспокойно — что там с Танюшей. А тут в дороге ещё поломались. Пошёл лёгкий снежок, запорошил землю, похолодало. Кстати, снег так ещё на землю и не лёг. И это в декабре! Домой добрались только в 11-00 уже двадцатого декабря. Чумной и вымотанный.