Элегия

 

На пределе слышимости отзвук,

Вроде коллективной дрожи в овцах, Указаний дохнуть веселей,

Выкупленных кем-то векселей.

От пентхаусов и лофтов строгих До пенсионерских новостроек Родина моя — бетонный прах,

Стычка на таежных топорах.

Пережали жилу, вот и прибыль:

Не заточкой, так, наверно, бритвой Саданут, и ссохнешься пятном,

Не сейчас, так, может быть, потом.

В отпуску — не то что без работы.

То в кино, где скачут астроботы,

То статью шарашишь как чумной,

То в камине шаришь кочергой.

Пусть никто мы, пусть мы ошизели,

Есть на свете где-то наши земли,

Где припасть возможно к алтарю.

Как пристало, так и говорю.