Борис Житков "Про слона".

 

Совсем заснуть не мог, просто ноги чесались от нетерпения. Ведь когда по суше едешь, все совсем по-другому, видишь, как пейзаж вокруг постепенно меняется. А здесь две недели вокруг одна вода, а подошли к берегу -  сразу  новая страна. Словно в театре занавес подняли.

Утром загудели, затопали на палубе. Я кинулся к иллюминатору, вижу -  на берегу стоит белый город, порт, суда. Около борта нашего корабля шлюпки, а в них черные люди в белых чалмах, кричат что-то, зубы блестят. Солнце палит изо всех сил, жжет, словно светом давит. Я словно  сошел с ума, словно задохнулся, как будто в сказку попал. Есть с утра ничего стал, просил товарищей опустить скорей на берег, мол, потом в море по две вахты отстою.

 Выскочили на берег вдвоем. В порту и в городе все кипит, бурлит, народ толкается. Мы растерялись, стоим, не знаем, куда идти, что смотреть. Сами, вроде, не идем, а толпа нас куда-то несет. Смотрим — трамвай. Залезли в трамвай и толком не знаем, куда едем, зачем, только бы дальше. Трамвай нас вез, мы глядели вокруг и не заметили, когда выехали на окраину города. Дальше трамвай не идет. Вылезли. Пошли по дороге. Куда-нибудь придем.

Мы шли и понемногу успокоились, заметили, что стало довольно жарко. Солнце прямо над головой стоит и тени наши не на земле лежат, а под нами, идешь по дороге, тень свою топчешь.

Прошли мы довольно далеко, так, что и люди перестали встречаться, вдруг смотрим — навстречу идет слон. Около него по дороге бегут четверо ребят. Я прямо своим глазам не поверил, ведь в городе мы ни одного слона не видели, а здесь он просто идет по дороге, как будто из зоопарка сбежал. Слон увидел нас и остановился. Нам страшновато стало, ведь взрослых с ним нет, одна детвора. Кто ж его знает, что на уме у этого слона. Ударит разок хоботом — и готово.

Слон стоял и, наверно, так думал про нас: люди какие-то странные, неизвестные. Согнул он хобот крючком. Старший из ребят стал на этот крюк, как на ступеньку, рукой придерживается, и слон осторожно его поднял к своей голове. Мальчишка уселся между ушами, словно в кресле.

Потом слон так же поднял еще сразу двоих, а третий самый маленький, не больше четырех лет, в короткой рубашонке, не хотел садиться. Слон хобот ему подставляет, а он хохочет, убегает, крутится. Старший мальчик кричит на него сверху, а он скачет вокруг слона и дразнится — мол, не возьмешь. Слон его ждать не стал, развернул хобот и пошел, делая вид, что на его баловство смотреть не желает. Идет он себе, хоботом равномерно покачивает, а малыш крутится вокруг него и кривляется. И вдруг, когда мальчик не ожидал, слон резко его хоботом цап! И так ловко! Схватил сзади за рубашонку и осторожно вверх поднимает. Ребенок крутится руками и ногами дергает, но не тут то было. Поднял его слон и опустил осторожно себе на голову. Ребята его там и приняли. На слоне он все еще вырваться пробовал.

Мы идем по одной стороне дороги, а слон по другой и на нас смотрит внимательно и осторожно. Мальчишки тоже на нас глядят и шепчутся друг с другом. Сидят, как на крыше дома.

Ну, думаю, хорошо им там, нечего бояться. Если даже тигр попадется навстречу, слон того тигра поймает хоботом поперек живота, как сдавит да закинет выше дерева или на клыки подцепит, а может и ногами в лепешку растоптать. 

Слон мимо нас прошел, свернул с дороги и двинулся в кусты. А кусты стеной растут, плотные, колючие. Слон идет через них, словно не замечая, только ветки хрустят. Прошел и направился к лесу. Остановился под деревом, схватил ветку и нагнул к ребятам. Те вскочили на ноги и стали с ветки что-то срывать.  Самый маленький подпрыгивает, пытается тоже ухватить себе, как будто он на земле стоит, а не на слоне. А слон тем временем, отпустил ветку, другую тянет. Снова та же история. Вдруг самый маленький залез на эту ветку, хотел, наверно, чтобы ему тоже досталось. Мальчишки закончили рвать, слон отпустил ветку, а маленький не слез, так и полетел вместе с веткой. Ну, думаем, все пропало — полетит он теперь в лес как пуля. Кинулись мы туда. Да куда там! Не можем пролезть через кусты, очень уж они густые да колючие. Смотрим, слон среди листьев хоботом шарит. Нашел  этого маленького, который так и висел на ветке обезьянкой, снял его с дерева, посадил на место. Затем слон на дорогу вышел и пошел обратно. Я с товарищем двинулся за ним. Он идет пот дороге и на нас оглядывается временами, мол, чего это люди неизвестные за ним идут? Так, идя за слоном, мы подошли к дому. Вокруг забор плетеный. Слон открыл хоботом калитку и осторожно зашел во двор, где и опустил детей на землю. Во двор вышла женщина и начала на него что-то кричать. Нас она не сразу заметила. Мы стоим, через забор смотрим.

Женщина крикнула на слона, он повернулся нехотя и зашагал к колодцу. Возле колодца в землю врыты два столба, а между ними бревно с намотанной веревкой, и сбоку торчит ручка. Глядим, слон взял хоботом ручку и стал крутить. Крутит, словно пустую, вытащил, а на веревке целая бадья, ведер десять. Уперся слон в ручку корнем хобота, чтобы не крутилась, выгнул хобот, зацепил бадью, как кружку, и поставил на край колодца. Женщина воды набрала и ребят заставила таскать в дом, наверное для стирки. Слон бадью вниз опустил и опять полную вытащил наверх.

Женщина опять стала его ругать. Слон опустил бадью в колодец, потрусил ушами и ушел от колодца под навес, не стал больше воду доставать. Там в конце двора на столбах навес был устроен, как раз, чтобы слон мог под него подлезть. Сам навес из камыша и каких-то листьев длинных.

Из дома хозяин вышел. Увидел нас, подошел. Мы говорим, что на слона пришли посмотреть. Хозяин знал немного английский язык, спрашивает, кто мы такие, а сам на мою фуражку показывает. Я отвечаю — русские. А он не знает, кто такие русские.

— Вы не англичане? – спрашивает.

— Нет, — говорит мой товарищ, — не англичане.

Он сразу изменился, обрадовался, засмеялся, позвал к себе.

Англичан индусы не любят потому, что англичане их страну завоевали, сами в ней распоряжаются, а индусов у себя как рабов держат.

Я спросил:

— Почему слон не выходит?

— Это он обиделся,- говорит.

 Теперь ни за что работать не будет, пока не успокоится.

Видим, слон выходит из-под навеса, проходит в калитку и уходит со двора. Думали, совсем уйдет слон, а индус смеется. Слон направился к дереву, оперся об него боком и давай тереться. Дерево хоть и большое, а прямо все затряслось. Это он так чешется, как будто свинья об забор.

Как закончил чесаться, набрал слон пыли в хобот на спину пылью как дунет! Потом еще раз, и еще! Это слоны так кожу чистят, чтобы не заводились насекомые в складках, где кожа более тонкая.

Ведь посмотрите на него, об столбы навеса не чешется, чтобы не упали, даже пробирается туда осторожно, а ходит чесаться к дереву. Я говорю хозяину:

— Какой у тебя слон умный!

А он смеется.

— Ну да, — говорит, — если бы мне полтора века было, я бы и не такому научился. Этот слон, — говорит индус, — еще деда моего нянчил.

Я посмотрел на слона, и мне показалось, что слон тут главный, а не индус здесь хозяин.

Я говорю:

— Какой он у тебя старый?

— Нет, — отвечает, — ему сто пятьдесят лет, он как раз вошел в период зрелости. У меня еще слоненок есть, сын его, тому только двадцать лет, еще совсем ребенок. В силу начнет входить только к сорока годам. Вы подождите, сейчас его слониха приведет, он совсем маленький.

Тут пришла слониха, а с ней слоненок величиной с лошадь, без клыков. Слоненок шел, как жеребенок, за матерью.

Мальчишки бросились помогать матери, прыгают, куда-то собираться. Слониха со слоном и слоненком пошли за ребятами. Индус объяснил, что все идут на речку. Мы пошли тоже.

Дети нас не сторонились. По дороге пробовали разговаривать — дети на своем языке, а мы по-русски — все смеялись, пока шли. Самый маленький  приставал к нам больше всех. Он надевал мою фуражку и кричал что-то смешное, наверно, про нас.

Прошли через лес, вышли к реке.

А река, быстрая, течение сильное, так об берег и бьется. Перед водой обрыв с аршин высотой. Слоны вошли в воду и взяли слоненка с собой. Поставили его там, где ему вода по грудь и начали его мыть вдвоем. Наберут со дна воды с песком в хобот и поливают его как из шланга. Здорово получается — только брызги летят.

Ребята боятся  лезть в воду, течение очень уж быстрое, может унести. Прыгали они на берегу и вдруг стали камешки в слона кидать. Ему не больно, он даже не обращает внимания, своего слоненка моет. Смотрю, а слон набрал воды в хобот и вдруг резко повернулся к детям и одному из них прямо в живот как дунет водой, тот аж присел, а сам смеется.

Слон давай опять своего сына мыть. А ребята снова камешками стали его донимать. Слон ушами только трясет, мол, не приставайте ко мне, разве не видите, что некогда мне баловаться! Когда мальчишки думали, что он на слоненка водой дунет, слон резко повернул хобот на них и как дунул!

Ребята мокрые все, радуются, смеются.

Вышел слон на берег, слоненку хобот, как руку, протягивает. Сцепились они хоботами, и слон помог слоненку взобраться на обрыв. Домой шли веселой кампанией, четыре мальчишки и три слона.