Марго.

 

Слёзы не переставая катились по молодым щекам, обжигая нежную кожу. Это всё, что ей оставалось в это ужасное утро. Вся жизнь- череда слёз и улыбок, но почему-то в последнее время  слёзы заняли преобладающее место в жизни это юной девушки.

 

Пока девушка стояла, не двигаясь в ужасающем понимании безысходности, посмотрим на квартирку. Сказать, что это была небольшая и бедная комнатка- это словно ни произнести ни звука. Эта убогая квартирка показывала всю плачевность ситуации не только именно в этот день, но громко заявляла о безысходности. Старый диван, что годился девушке в прадеды, издавал стоны при небольшом прикосновении, выпускал клубы серой пыли, которую было бы не заметно, не будь белоснежных  конвертов некоему Майклу Аспер на обшарпанном столике недалеко от дивана. Эта квартира стоила тридцать долларов в неделю, при  жаловании, указанном в конверте,- пятьдесят долларов в этот же период. Единственным, что  придавало уют этому место, было короткое "Майк!" звенящим голосом девушки Маргариты Аспер и милые объятия, когда Майкл Аспер после быстрого подъема по лестнице на верхний этаж переступал порог.

 

Марго закончила плакать и разжала руку. На ладошке блестели монетки по пятьдесят и по одному центу. Целый год, она выгадывала, старалась сэкономить, упрятать любой цент, чтобы всё же приобрести подарок её горячо любимому Майку. Она могла часами напролёт думать об это моменте, когда с суммой в руке пойдёт и выберет самый ценный, потрясающий подарок, которого только заслуживает её идеал мужчины, сможет порадовать его и получить взамен эти горящие глаза. Но, как это бывает, расходы всегда больно бьют по карманам, да и на пятьдесят долларов сильно не разгуляешься. Перебирая пальчиками, девушка слышала ухмыляющийся звон восьми долларов четырнадцати центов в канун Рождества.

 

Девушка обернулась, и её взгляд упал на сумку, стоящую на диване. Если бы не стальной поблёскивающий замок, она бы сливалась с серым цветом диванной обивки. В глазах Марго блеснула мысль и вот спустя секунды девушка наклонилась над сумкой и вынула свободной рукой  в ржавеющей оправе зеркальце. Медленно опустившись на диван, она аккуратно положила монетки из руки на столик, боясь обронить хоть что-то из этого драгоценного запаса.

 

Девушка подняла зеркальце к лицу и глаза заиграли живее. Свободной рукой она сняла ленту с косы, расплела её и провела пальцами между прядей. Волосы блестели не зависима от наличия солнца или исправной лампочки в помещении.

 

В этой квартире было только две по-настоящему ценные вещи: золотая печатка на пальце Майка, инкрустированная огромным сапфиром и тремя алмазами из четырёх, что досталось ему от отца и деду, другое- волосы Марго. Если бы Майк был высокопоставленным человеком и принимал участие в светских раундах, не нашлось бы не единого президента какой-либо корпорации без желания выкупить это кольцо, и если бы был  какой-то секрет во владении такими шикарными волосами, Марго была бы самой богатой на планете женщиной, потому как ни одна девушка не пожалела бы денег, чтобы узнать этот секрет.

 

Девушка внимательно всмотрелась в зеркало, затем встала и волосы заструились до середины бедра, напоминая огромный пучок только что собранной, орошенной водой пшеницы. Они сияли и переливаясь, словно мёд струился из ложечки. Девушка опустила руки, пара слёз снова скатились и упали между дощатых щелей на полу. Но тут же Марго поспешно собрала волосы и уже через минуту они снова послушно были собраны в хвост.

 

Старенькая кофточка упала на плечи, платье в пол сверкнуло в дверях, и вот по лестнице уже бегут потрепанные ботиночки на не высоком каблучке прямо вниз по лестнице через главное дверь прямиком на уличу в шумную толпу людей.

 

Только около вывески с надписью "Мадам Бордо. Изделия из волос" туфельки остановились и свернули прямо в дверь, через которую быстрыми шагами пробежали на второй этаж. Едва переведя дух, Марго остановилась.

 

-Здесь покупают волосы,- спросила она.

-  Да, я покупаю. Повернитесь, пожалуйста, спиной. Нужно увидеть предлагаемое.

 

Снова засверкал букет пшеницы.

 

-Пятьдесят долларов,- сказала мадам, перебирая в руках густые пряди.

-Согласна, только скорее, будьте добры

 

Следующие три часа девушка порхала по магазинам в поисках того самого идеального подарка, которого только заслуживал Майк.

 

Скоро она нашла. Да, это было то самое, чего недоставало её мужчине. Вывеска ювелирной мастерской сияла как никогда, приглашая посетить всех, кто проходил мимо. Девушку встретил мастер, кому был рассказан размер, караты недостающего алмаза и желательная дата доделки кольца. после такого подарка Майк сможет смело надевать это чудо, ему будет не стыдно показать свою гордость всем, кто желает разглядеть блеск печатки ближе. В кассу было оплачено пятьдесят семь долларов за камень, а после с квитанцией об оплате работ, с точным временем их проведения и недостающим алмазом в мешочке Марго побежала домой.

 

В комнатушке окрылённость спала, сменившись пониманием того, что вечер близко, а значит Майк должен скоро вернуться. Девушка достала Щипцы для завивки и принялась исправлять следы совокупности ее любви и чьей-то безграничной удачи.

 

Прошло меньше часа, как голова Марго покрылась небольшими упругими локонами, и она стала похожа на купидона, изображенного на картинах в самых известных традициях.

 

"Надеюсь, Майк не убьет меня сразу". Девушка устало опустилась на диван, потупив взгляд на щипцы для завивки: "Но что же я должна была делать с этими несчастными восемью долларами и четырнадцатью центами!" 

 

Свежезаваренным чаем и только что приготовленными ребрышками пахло в квартире, когда часы показывали восемь.

 

Майк всегда был пунктуален. Марго села на краешек дивана, сжала в руке маленький пакетик с камешком и квитанцию и стала нетерпеливо ждать, вслушиваясь в шаги, начинающиеся в самом внизу лестницы.

 

"Господи, пусть он не разлюбит меня, пожалуйста"

 

Скрипя дверью, Майк вошёл в комнатушку и закрыл на собой дверь. Он был худой, пальто давно висело "слишком", а кожа на руках без перчаток за три зимы подряд огрубела. В двадцать три года не каждый решится связать себе руки семьей.

 

Майкл остановился в дверях. Его лицо исказила какая-то новая эмоция, какой Марго не видела до этого времени.  Он слегка пошатнулся, ухватившись за дверной косяк, но устояв на месте, продолжал упорно разглядывать новую Марго.

 

Марго приподнялась и сделала шаг ему навстречу.

 

-Майк, дорогой,- забормотала она,- я не могла иначе. Пожалуйста, не смотри на меня таким  взглядом и, прошу, не говори, что я в чём-то виновата. Я не могла, понимаешь, не могла оставить тебя без подарка в канун Рождества.

 

Марго слегка потянула его за руках свисающего пальто

 

-Ну давай же праздновать, какую чудный праздник. Мой дорогой, милый Майк. Смотри, какой подарок я приготовила! самый чудный подарок, какого ты достоин!

 

-Волос больше нет,- бормотал он, будто мозг отказывался обрабатывать полученную информацию. Как в бреду он опустился на пол.

 

-Я их продала, но ты всё равно люби меня, мой дорогой. Ты всё ещё любишь меня?,- Марго резко опустилась на пол возле молодого человека.

 

- То есть волос больше нет?,- снова словно в бреду повторил Майк.

 

-Их здесь нет, я их продала. Но это всё только ради тебя! Пожалуйста, не говори, что теперь я для тебя ничего не значу,- Марго прижалась головой к плечу Майка так сильно, как только могла,- я люблю тебя и сделала это только для тебя. Они отрастут, у меня волосы быстро растут. Сегодня Сочельник. Давай же отпразднуем. Я приготовила рёбрышки, твои любимые. Будешь? Только будь снисходительнее, прошу тебя.

 

Майк приходил потихоньку в себя. Он взял Марго за локоть и вместе с ней встал снова на ноги. Он посмотрел ей в глаза, положив руку на волосы. Там, где раньше локоны струились водопадом, сейчас чувствовался только материал старенькой кофточки. Майк поцеловал Марго.

 

И что же больше- пятьдесят долларов в неделю или миллион в год? Вы, уважаемый профессор математики, не сможете дать правильного ответа.

 

-Пойми меня правильно, Марго,- глаза Майка смотри точно в глаза девушки,- ничто не заставит меня разлюбить эту прекрасную Афродиту. Но, загляни же скорее в коробочку, тогда поймёшь, почему в первую минуту я был немного потерян.

 

Держа на одной руке и открывая другой, Марго быстро с помощью тонких, бледных пальчиков открыла коробку и что же это! Восторг сменился ужасом, потоком слез и всхлипываний. Скорее воды и пилюль успокоительного, такого сильного, какое только имеете.

 

На всё том же потёртом столике лежали набор гребней. те самые, позолоченные с чёрными камнями, что Марго давно хотела иметь в качестве украшения своих шикарных волос. Девушка мечтала об этом ни один месяц и- о чуда- это украшение, что стало бы гордостью в том потоке волос, лежало на диване без надобности.

 

Девушка взяла гребень в руки, прижала к груди и, через остатки слёз, проговорила:

 

-У меня быстро растут волосы, очень быстро, Майк.

 

Тут она резким движением подскочила и словно ударенная током бросилась к дивану.

 

-Где же, где?

 

Она протянула ему ладошку, на которой блистал недостающий алмаз, играя ещё большими переливами из-за радости девушки, и квитанция на оказания услуг для этого самого камня.

 

Но вместо бурной радости Майкл сжал  ладошку девушки в кулак вместе с клочком квитанции, улыбнулся и обнял Маргариту.

 

-Марго, прошептал он, посмотрел в глаза девушке и убрал один выбивающийся локон за ушко,- давай пока припрячем наши подарки, они нам сейчас не понадобятся. Я продал кольцо, потому что хотел порадовать тебя этим подарком. А сейчас давай покушаем рёбрышки.

 

Тут была поведана история. быть может, ерунда- скажите Вы. но только здесь, в тридцатидолларовой квартире, кто-то смог обрести счастье, пожертвовав самым дорогим, что он имеет. Это и есть мудрость.