Маленькие женские истории.

 

 

Такими словами началась наша чайная беседа с замечательным существом женского пола, моей хорошей знакомой. У неё жуть какой комплекс неполноценности по поводу своей внешности, возраста и детей. Детей у неё два. Мальчик и мальчик. Внешностей у неё три — брюнетка, рыжая и один раз блондинка (потом пришлось коротко стричь ломающиеся волосы — обсветление брюнеточных волос экстремальная штука). Регулярный поход раз в неделю в салон красоты, маникюр и педикюр, и крайне нерегулярный секс. Возраста у неё 38… она считает, что для того, чтобы за миллионера выйти, возраста у неё много, а внешности — мало.

К слову сказать, она настоящая Женщина. Выглядит лет на 28-30, волосы — до пояса, вьются, глазья — зеленые. Не просто там зеленоватые, а прямо крыжовенные, отпад. И талия, и ноги, и мозг. Всё высшей пробы, два высших образования и ручки не из попы (готовит — с тарелкой съесть можно, а если надо, то может и смирительную рубашку сшить, или вечернее платье — в зависимости от заказчика)

Работает, как слон. Как верблюд. Как лошадь. Приехала она из другого города — вернее, её привез сюда БМ (бывший муж), ей 18 годков было, и она, очумевшая от счастья, родила ему подряд два сына. А потом в 28, оказалась одна с детьми, потому как БМ вдруг пошел на повышение в другой город, а её туда не взял. Там, на повышении, она бы не смогла жить, сказал он. Он уберег её, так сказать, от ужасов мегаполиса. А сам — грудью на амбразуру. И на новую жену. Вернее, на грудь новой жены. «Это жизнь, детка» — самоуверенно сказал он своей бывшей. Бывшей!  

Аня (назовем её так) не сильно опечалилась. Она была в ужасе. Месяц она обдумывала способы убийства БМ и его новой жены, но потом поняла, что всё к лучшему, и носки больше не будут прятаться по углам, и на еду меньше денег будет уходить. Правда, нужно ещё на еду заработать… На алименты? Ни за что. Вот ещё. Никакой зависимости. Никаких претензий. Отрезала, забыла.

И вот Аня с двумя мальчишками бодро пошагала дальше. Две работы, кружки и секции, школа, уроки, разбитые колени, сломанная рука, разбитые велосипеды, сгоревшие котлеты (мама, мы хотели тебе помочь ужин приготовить), подобранные бездомные котята… Мальчишки выросли и превратились в парней-красавцев, учатся и живут отдельно, у старшего девушка....

Аня сидела у меня, пила чай и горестно размышляла, что теперь, когда сыны пошагали по жизни сами, она никому не нужна. И куда ей деться со своим крыжовенным взглядом, она не знает.

Спустя три месяца я встретила Аню в магазинчике сувениров. Причем за эти три месяца мы с ней по телефону обменивались буквально «приветуменявсёхорошопозжезабегу». Она увидела меня и засветилась, как белая рубашка под неоном. И начала вещать. Чем дальше она вещала, тем сильнее я таращила глаза. Степень моего удивления росла прямо пропорционально протяженности рассказа. Бывает же!...

Итак, вкратце всё выглядело просто невероятно фантастически. Аня потеряла банковскую карту. И пришла в банк. Вышла какая-то неполадка в системе, и компьютер показал, что на карте денег нет. А там было всё. Нет, не так. Там было ВСЁ. И тогда Аня берет, и так несдержанно и необдуманно падает в обморок. В этом обмороке её подобрал добрый мужчина, который тоже пришел в банк. Он осторожно побил Аню по щекам и напоил водой из бутылки. Потом он ласково поругался с сотрудниками, причем Аня уверяет, что они бегали и всё выясняли с невероятной для человека скоростью. А потом она вышла замуж за этого доброго человека. Не сразу. Спустя полтора месяца. Тихо и спокойно расписались в один прекрасный вечер. Одной из причин такого странного поступка Аня называет: он побоялся, что она от голода умрет. Пока не выяснят, что со средствами на карточке. А другую причину она боится сама себе озвучивать, но всё же думает, что он её полюбил. Уж очень изящно она в обморок упала. «Это жизнь, детка» — сказала я ей, смеясь и обнимая.

Добрый мужчина оказался ещё и довольно обеспеченным. И я точно знаю, что на новогодние выходные Аня и её дети поедут гулять по белому песочку в белых нарядах на южные берега заморского государства…

Теперь Аня возраста не боится. И другим не советует. А вот в обморок надо учиться падать. В нужном месте, в нужный час.

 

История Вторая. Надя.

 

Надя не хотела замуж. Она не представляла себе, как это так — в её жизни появится какой-то там мужчина, который ей в принципе не нужен. Учитывая то, что её жестоко изнасиловали в 13 лет, она вообще не любила мужчин. Впрочем, женщин тоже. Сейчас ей было 23, она была хороша собой, стройная, кареглазая брюнетка. Но в её душе так и продолжала жить эта чернота, насквозь пропитанная ненавистью ко всему мужскому роду. В сумочке у Нади всегда лежала старенькая записная книжка, которую она завела в 14 лет. Тогда, выйдя из больницы, тонкая и бледная, с едва зажившими синяками и кровоподтеками по всему телу, Надя дала себе слово отомстить всем особям мужского пола, которых встретит у себя на пути. Для начала она начала читать всё, что хоть чуть-чуть касалось мужской психологии и искусства обольщения, полностью сменила гардероб (родители шли на всё, лишь бы сгладить психологическую травму), поменяла прическу. Потом она купила маленькую записную книжку в черной обложке и начала свой список.

 

Номер 1. Надя помнила его — подростка 16-и лет, который был уверен в своей неотразимости.А как могло быть иначе — высокий симпатичный старшеклассник, школьная звезда. Надя исподтишка притягивала его внимание к себе, и он клюнул. Сначала просто снисходительно заинтересовался непонятной ему девочкой-подростком с горящим взглядом, потом сам не понял, как оказался на крючке. Но как только дело дошло до первого поцелуя и признания в любви, Надя резко и без объяснений порвала с ним отношения. Благодаря Номеру 1 ею начали интересоваться, и скоро список пополнился. Она ждала, пока в сердце парнишки зажжется хоть малейшая искорка симпатии и любви — потом безжалостно рвала отношения, стараясь чужой болью хоть на время приглушить свою пылающую ненависть и вечно ноющее сердце.

 

Когда Надя закончила школу и поступила учиться дальше, игры стали жестче. Дело практически шло к сексу, и только тогда Надя опять отталкивала очередную жертву и шла дальше. Споткнулась она на Номере 24. Ромка. Сердце предательски дрогнуло, и Надя не устояла — в ту ночь первый раз с 13 лет, когда её лишили девственности, она допустила интимный контакт. Но в тот же вечер её ждало горькое разочарование. Ведь она сказала парню, что у неё никого не было. Никого — но ведь это действительно так! После ночи любви она хотела первый раз поведать свою горькую историю, но этому не суждено было случиться. Ромка только сделал свои несколько движений, Надя прижала его к себе, но тут он отстранился от неё и удивленно полуспросил-полуконстатировал: «Ты же не девственница...». Надя попыталась что-то ему сумбурно объяснить, но он уже не слушал, буркнув под нос «вранья мне не хватало… можно было не говорить, что у тебя никого не было, я бы понял и принял...», собрался и ушел.

 

И пошло-поехало дальше. В постель Надя никого больше не пускала.

 

Номер 35. Женатый. Год назад женился! Наде было его нисколько не жаль. Нет-нет, она его даже не соблазняла, сам прилип-пришел-почти отдался. Надя смотрела на него, голого, лежащего в кровати, потом взяла его сотовый, щёлкнула и тут же отправила ММС по номеру, который Номер 35 прекрасно знал. Когда на телефон перезвонили, Надя лениво вышла из комнаты, бросив через плечо: «У меня папа — полковник милиции. Будешь нервничать — посадят».

 

Номер 37. Чуть было опять Надя не попалась. Сердечко трепыхнулось, но нет, не на такую напали… И Номер 41 тоже канул в Лету.

 

Номер 49… Кто ж знал, что он такой психически слабый? Напьётся, будет угрожать, а потом ещё полгода бегать с букетами за ней...

 

Надя шла по улице, собираясь с мыслями. Сегодня был тот самый вечер. Номер 50 ждал её в ресторане. Отношения уже перешли в стадию «сегоднябудетсекс» или близко, очень близко к этому. На этот раз почему-то было очень трудно, мысли путались, сердце трепыхалось, что-то внутри Нади говорило, что пора бы уже заканчивать с этой безумной гонкой мести, что вполне возможно, что вот этот номер 50 и есть тот самый мужчина, который сможет затушить огонь ненависти, ведь ему это почти удалось… Она зашла в ресторан и огляделась по сторонам. Номер 50 встал ей навстречу, такой безумно красивый и притягательный в своем костюме. Он протянул Наде руку и помог сесть за столик. Склонился над её плечом, поправляя локоны. Его теплое дыхание скользнуло возле уха и Надя закрыла глаза.

 

«Выходи за меня» — прошептал он ей. «Что?» — переспросила она, и что-то холодное спазмом сжалось у неё внутри. «Выходной замечательный» — сказал Номер 50, — «Я так рад, что ты пришла».

 

Разговор продолжался, но Надя отвечала невпопад, она всё никак не могла понять, что же с ней происходит, почему вдруг то жарко, то холодно, то мурашки по коже. И вдруг она увидела его, протягивающего ей коробочку с кольцом. «Выходи за меня» — сказал он, очень серьёзно и настойчиво. Она долго смотрела на кольцо, потом протянула руку, взяла его. В это время в другом углу ресторана раздался громкий смех. Надя замерла. Этот смех ей напомнил тот вечер, 10 лет назад, когда трое парней методично били и насиловали её, смеясь во всё горло. Она покрутила кольцо в пальцах и положила обратно. «Я не люблю тебя, у меня есть другой, я тебе всё это время врала и изменяла» — сказала она, встала и вышла.

 

Потом почти два месяца Надя выла по ночам в подушку, понимая, что ничего не вернуть и не поправить. Однажды она подумала, что может быть, всё же найти того, кого она так не хотела отпускать. Может, простит он её, этот номер 50? Потом прошло ещё 4 месяца, но она так и не решилась, вспоминая ту горечь, растерянность и боль, которая была в его глазах. Вчера она случайно встретила его в супермаркете. и вроде бы даже собирался что-то ей сказать, но потом молча повернул в другую сторону. А Надя долго не могла успокоить бешеный ритм сердца.

 

Вчера она даже набрала его номер телефона, но тут же сбросила, как только пошел первый гудок. Этого номера он не знал, но перезвонил. Трубку она не взяла.

 

История Третья. Света.

 

Много лет назад я встретила однокурсницу. Я её даже не узнала сначала — вроде бы мелькнуло что-то знакомое в лице идущей навстречу женщины, но я даже не задумалась, просто отметила про себя — на кого-то она похожа. И тут оклик:

— Алёна! Привет!

Оборачиваюсь. И не могу понять — то ли знаю человека, то ли нет. Но ведь она-то меня знает!

Худющее существо в юбке, слегка застиранной, слегка мятой, рубашка с длинным рукавом, волосы — светло-русые, тусклые, стриженные коротко и небрежно, глаза… огромные — на пол-лица, голубые и выцветшие, как бывает у старушек. Так это же....

— Это я, Света, мы учились с тобой...

Света? Наша красавица-блондинка? Певунья и артистка??? С которой мы часто делились простенькими девичьими тайнами, и которая так и не закончила учебу по причине огромной любви, скоропостижно вышла замуж и родила ребенка, а потом и вовсе пропала в недрах Омска?

Видимо, на лице у меня сразу отразилось вся гамма эмоций от удивления до недоумения. Света замялась, видимо, даже пожалела, что окликнула, но я поспешила исправить свою оплошность.

-Привет… такая неожиданность. Сколько лет, сколько зим...

Банальные фразы сыпались одна за другой — как дела… нормально… а у тебя… да всё хорошо… ты замуж-то вышла?.. да, только уже расстались… а дети? сын… а как твоя семья?

и вот тут банальщина закончилась. Потому что Светка заморгала, поёжилась и тихо произнесла:

— Ты первая, кого я встретила после всего. Знаешь, я помню тебя очень хорошим человеком. Пойдем, кофе выпьем. Мне так поддержки не хватает...

Когда мы вышли из кафе, я знала только одно — никто не застрахован от того, что случилось тогда со Светой. Никто. Я уже тогда знала, что осудить человека очень легко. Многие так и делают — не задумываясь, не подбирая слов. Но разве вы, осуждающие, застрахованы от подобного? Дай вам Бог никогда не узнать такого...

Светка провела два счастливых месяца замужества словно в раю. Казалось, что её муж — статный, красивый, с чувством юмора — сошел со страниц глянцевого журнала. Они были такой нереально красивой парой, что на них хотелось смотреть и смотреть. Но потом что-то изменилось… что — Света так и не поняла. Всё реже Саша находился дома, всё чаще куда-то пропадал, дома стало серо и тихо. Вскоре Света поняла, что она беременна, и начался новый период жизни. Беременность давалась ей нелегко, но ещё тяжелее были внезапно и резко ухудшившиеся отношения с мужем, нехватка денег, к тому же из дома стали пропадать вещи. От знакомых Света узнала, что мужа уволили с работы. Так куда же он ходит? Что происходит с ним? Он похудел, стал грубым и безразличным. Света гнала от себя дурные мысли - ведь скоро в их семье родится ребенок.

В назначенный день выписки Саша встречал Светку с огромным букетом, осторожно и трогательно взял голубой конверт из рук медсестры, обнял Свету и заплакал. И она воспряла духом — может, всё ещё вернётся на круги своя? Но вечером муж опять пропал.

Всё выяснилось случайно. Света уже давно думала об этом, хотя и пыталась загнать эти страшные мысли в дальний уголок. Но сколько можно прятаться от проблем? Саша стал наркоманом.

Самое страшное, что в эту отчаянную пору, когда Света умоляла его бросить, пойти лечиться, что-то сделать, чтобы сохранить семью и снова попытаться всё наладить, на неё накатила такая волна безысходности и горя, что она подумала — что же такого в этом зелье? Что так тянет и манит, что нельзя вырваться. И она укололась. Раз, потом другой. Мир вокруг стал меняться, и голубоглазый сын отошел на второй план. Иногда Светка даже забывала, что он у неё есть, иногда просто сходила с ума от любви к нему, плакала от жалости к себе и, сжимая в руках маленького человечка, клялась ему что это в последний раз.

Знаком остановки для неё стал тот роковой день, когда она ушла в магазин, чтобы купить хлеба. Брела по улице, потом ещё полчаса тупо сидела на лавочке у подъезда. потом, наконец, зашла домой. Дома было совсем тихо. Саша спал на диване, маленький Антон — в кроватке. Час, другой. никто не просыпался. Саша проснулся через часов пять, молча встал и начал обуваться. Света подошла к кроватке. Антон так и спал, маленькая грудь поднималась и опускалась, но как-то неровно и слишком часто. И тут Света увидела на крошечной ручке след от укола. Она не сразу поняла, что это, потянулась, присмотрелась, и её как током ударило.

Саша уже открывал дверь, она схватила на руки Антона и подбежала к нему.

-ЧТО ТЫ СДЕЛАЛ? ЧТО ТЫ СДЕЛАЛ? — кричала она во весь голос, а перед глазами плавал какой-то багровый туман.

- Да он орал и орал,- спокойно ответил Саша,- Да ладно ты, я ему совсем маленько. Зато видишь, как он долго спал. Выспался… — и вышел за дверь

Что было дальше, Света помнит плохо. Помнит больницу, в которую она притащила Антона. Что кричала и плакала, и никак не могла остановиться. Что потом Антона у неё забрали, а её куда-то увезли.

С тех пор прошло уже три года. Света прошла курс лечения, Антона ей вернули. Саша так и не нашелся после того вечера. Света нашла работу, устроила Антошку в садик, пытается начать всё сначала. Пока получается.

Я шла по улице. В кармане сумки у меня лежал Светкин номер телефона. Спустя неделю я набрала его. «Абонент недоступен. Вы можете оставить сообщение после сигнала». За три месяца я оставила там штук сорок сообщений. Но телефон так и не включился. 

А я всё время вспоминала Светкины слова: «Ален, как я боюсь снова сорваться… Ты не представляешь, как это страшно».Ну почему, почему я не спросила её адрес?

Света, я до сих пор надеюсь, что у тебя всё хорошо. Я так боюсь за твоего сынишку...

 

История Четвертая. Настя.

 

90-е годы, суматошные и неповторимые. Мне тогда было лет так 25, у меня уже был сын, но не было мужа. Я, собственно, по этому поводу не расстраивалась, жила себе и не тужила. Мужчины на меня внимание обращали, когда-никогда даже какие-то отношения завязывались. Но на тот момент я была свободна и беззаботна. Жила я в пригороде, заочно училась. 

Однажды поздно вечером я ехала к своей тетушке. Зашла в автобус, оплатила проезд, а так как я человек очень рассеянный, сунула билетик в кошелек, а то «мало ли что». Так уж получалось, что контролеры меня сильно любили, и я не раз становилась жертвой своей рассеянности. Села на сиденье и сама не заметила, как начала засыпать. Меня разбудил кондуктор — на предпоследней остановке. Свою я проехала давным-давно... И — о, радость!!! — контролеры! Нас там оставалось-то в автобусе — человек шесть. И тут я поняла, что встряла. НЕТ СУМКИ! А там — кошелек с деньгами, паспорт, и мой билет! Вывели меня под белы рученьки. Кондуктор сделала морду кирпичом и заявила, что не помнит, оплачивала я проезд или нет, хотя я взывала к её совести жалобным нытьём. Потом я с пеной у рта доказывала трем мужчинам, что не виноватая я, что сумку у меня свистнули, что я вообще остановку проехала и добираться домой, вернее, к тете, теперь буду не знамо как. В общем, так как с меня брать было нечего, они решили отвести меня в отделение милиции. Я воодушевилась — давайте! Мне всё равно заявление писать о краже. Вечер потерян, точнее, дело-то к ночи, почему бы не провести его в компании милиционеров? Переглянувшись, контролеры махнули на меня рукой и отпустили с Богом.

Короче, уехала я к черту на кулички, а на часах уже к 11 ночи… До тётушки моей шагать и шагать.  И я пошла. Через какое-то время поняла, что следом за мной кто-то идет. Оборачиваюсь — так и есть. Пошла быстрее. Шаги ускорились. Я быстренько нырнула за угол и начала оглядываться в поисках оружия. Ага, ветка от дерева, довольно приличных размеров. Шаги прямо за углом — человек уже бежал, и, конечно же, за мной. Нисколько не сомневаясь, я треснула на уровне грудной клетки сразу, как только силуэт показался из-за угла. Раздалось АРГЧХХХХХХХ и несколько некрасивых лингвистических оборотов. Я не стала ждать, пока он (а это был ОН) очухается, и рванула вперед, скинув туфли. За спиной раздалось «СТОООООЙ! ДА ПОСТООООЙ ТЫ!!!!»

Ага, щазззз......

Куда бы деться? Видимо, я не нанесла серьёзного ущерба, потому что меня опять догоняли. Шепча под нос «твоюматьтвоюматьтвоюмать» я неслась по улицам Омска, глазами выискивая, кто бы мог помочь. Как назло, в этом конце географии никого не было видно — я зря свернула за угол, потому что абсолютно потеряла ориентацию и мчалась по каким-то глухим закоулкам. И тут впереди показался свет в конце тоннеля. Группа людей, молодых и вроде даже не пьяных. Я со всех ног рванула к ним.

Уже подбегая ближе, я завопила «Помогите, за мной гонится маньяк!!!!» и истерически врезалась в толпу. Вид у меня был ещё тот. С одной туфлей в руке (второй куда-то делся), разлохмаченная, на ноге кровь — где-то ударилась или поцарапалась, с потекшей тушью для ресниц. Парень ошалел и попытался от меня отцепиться, но я его не пускала, а прижалась, как к родному. Компания загоготала и заинтересовалась. Я вглядывалась в темноту за кружком света от фонаря, но никого не было видно. Заикаясь и подвывая, рассказала о своих злоключениях. Парни мне посочувствовали, и вроде дело шло к тому, что они готовы были помочь вызвать такси и дать на него денег. Но тут случилось непредвиденное.

Видимо от шока, я всё продолжала прижиматься к парню. По-моему, он был совсем не против, потому что уже даже не делал попыток освободиться от моих рук. Не знаю уж, по какой причине — то ли потому, что меня до сих пор била дрожь, то ли ему приятно было моё сообщество. И тут с яростно-удивленным возгласом  из темноты показалась девушка. Явно злая.«Саша???? - заутробным голосом провещала она, - Какого фига????» Я поняла, что Саша — это моя жертва, так как парень тут же убрал руки от моих плеч. Девушка была явно не из моей весовой категории, там одни плечи чего стоили. Очень недружелюбным голосом она спросила меня , не хочу ли я представиться, а так же не соблаговолю ли я назвать причины, по которым её молодой человек находится в столь близком со мной контакте, и добавила, что травматология работает круглосуточною. Я поняла, что взаимопонимания тут не будет. В темпе спортивной ходьбы, пробормотав "до свидания", я припустила подальше от маньяков, девиц и вероятности встречи с травматологом. Один из парней крикнул, чтобы я его подождала. Я притормозила, но потом услышала  ехидную фразу девицы что-то типа «А я твоей Светке расскажу, что ты ночью за какой-то бабой бегал» и поняла, что всё. Приплыли. Никто мне не поможет.

По крайней мере я сообразила, где нахожусь и пошла на центральную улицу в надежде поймать такси. А уж денег можно будет взять у тети, когда доберусь. И тут мне опять показалось, что кто-то идет за мной. Я прибавила шагу, улица попалась более оживленная, не смотря на то, что дело шло к полуночи, то тут, то там попадались прохожие, и мне было вроде не так страшно. Но, оглядываясь, я понимала, что поодаль от меня и именно за мной, прихрамывая и пытаясь догнать, идет «некто».

Вот и такси! Какое счастье! Я быстренько направилась к заветной машине, и тут услышала, что меня догоняют. Снова! Я взвизгнула и рванула к машине, уже подбегая, я прямо чувствовала спиной, что ОН уже близко. Рванула за дверцу, в это время меня дернули за плечо. Нет! Насти просто так не сдаются! Резкий разворот - и мои руки начали молотить  с ужасающей быстротой и скоростью по всему, что попадалось в пределах досягаемости.  И одной уцелевшей туфлей - тоже. Как ни странно, маньяк не отвечал мне, только прикрывался от ударов и пытался остановить меня, что-то приговаривая, но я вообще уже ничего не воспринимала, так мне было страшно. Выскочил таксист и поспешил мне на подмогу. И в этот момент маньяк сунул мне что-то в руки и попытался убежать от таксиста. Я боковым зрением уловила что-то знакомое, и перевела взгляд на эту вещь. Сумочка. МОЯ сумочка.

В отупении я стояла и смотрела на свою сумку, а в это время таксист уже пару раз толкнул и один раз врезал моему «маньяку» по морде. Я подняла глаза. «Маньяк» оказался контролером, самым молодым мужчиной из тех, кто молчал и улыбался мне, пока его коллеги решали, что со мной делать. Именно он стал инициатором того, чтобы меня отпустили. Таксист повернулся ко мне и втолкнул меня в машину. Захлопнул дверцу, что-то сказал «маньяку» и сел за руль. «Погодите» — произнесла я и вышла из машины. Водитель высунулся следом и буркнул что-то типа «последний раз я вступаюсь за баб, их не поймешь». И уехал.

Как оказалось, моя сумка валялась под сиденьем. Её увидела кондуктор и отдала контролерам — я буквально около десяти минут, как брела по улице прочь от несчастливой остановки. Парень вызвался добровольцем меня догнать, а если не догонит, намеревался посмотреть по паспорту, где я живу.  После того, как я его пару раз огрела палкой, он к тому же споткнулся в темноте и здорово разбил колено. К компании он подходить не стал, наблюдал издали. Потом снова догонял меня.

Я была готова убить его — ну почему надо было всё так усложнять? Почему бы не крикнуть что-то типа «девушка, я нашел вашу сумочку»???? Чувствовала я себя круглой идиоткой. Он, видимо, тоже. И мы стояли, смотрели друг на друга. Я — потная, красная, измазанная пылью и слезами, с одной туфлей в руке. Он — с разбитым коленом и фингалом под глазом. А потом мы начали смеяться и долго не могли остановиться. Спустя несколько минут мы брели по направлению к дому моей тети. Такси мы искать не стали. 

Стоит ли говорить о том, что я вышла за него замуж? Что мы уже больше 20 лет вместе? И что у нас четыре сына? А знаете, в чем секрет долгой счастливой семейной жизни? У нас на полочке до сих пор стоит мой единственный уцелевший туфель...тот самый, которым я била своего будущего мужа.