Сердце и крест.

 

-Женитьба на особе королевской крови еще не означает, что человек становится двойкой, - с грустью подвел итог Уэб.

-Конечно. На полных правах ты считаешься королем. И если я бы был в таком положении, то потребовал бы немедленной пересдачи. Тебе ведь дали не те карты. Знаешь, кто ты, Уэб Игер? - сказал Бэлди, и его голос наполнился особым сочувствием, в котором чувствовался искренний интерес к проблеме.

-И кто же?,- спросил Уэб с надеждой.

-Ты принц по-прозвищу "консорт".

-Ну ты помягче, ведь я не позволял себе тебя оскорблять и ругать, - обиделся Уэб.

-Нет же, это всего лишь титул, - поспешил объяснить Бэлди, - который принято использовать в карточных чинах, но он никак не связан с взяточничеством. Как ты не поймешь, Уэб, это ведь клеймо, которое ставят на животных в Европе. Представь только, если бы ты или я, ну или какой-нибудь герцог голландский женились бы на представительницах королевской крови. И что? Ты думаешь, мы бы стали королями? Ну уж нет! Мы бы во время коронации занимали место где-то около хранителя королевских покоев и смотрителя за королевскими конюшнями, и обязанности наши ограничивались бы присутствием на кадре фотоснимка и содействием появления на свет наследного принца. Это игра с подковерным подвохом, Уэб. Так что ты принц с приставкой "консорт", и если бы я стоял на твоем месте, я точно бы создал нечто вроде междуцарствия, и непременно стал бы королем, даже если бы пришлось смешать все карты или послать к черту все устоявшиеся обычаи.

Бэлди опустошил стакан, как бы подытоживая свой монолог, подобно Варвикам, еще известные как делатели королей.

-Бэлди, мы ведь много лет знакомы с тобой, - торжественно начал Уэб, - мы пасли коров на одном пастбище, вместе бегали по лугам мальчишками, и лишь с тобой одним я делюсь своими семейными секретами. Ты выполнял обязанности обычного объездчика пастбищ на ранчо в месте Нопалито, когда у меня была свадьба с Сантой Мак-Аллистер. Даже тогда я был выше по положению и старшинству, а что же сейчас? Сейчас я не стою больше обычной упряжки от уздечки.

-Да-да, - подхватил вкрадчиво и едко Бэлди, тогда старик Мак-Аллистер был королем всего скотоводческого хозяйства в Западном Техасе, и ты был гарантом для него. Ты был таким же как и он, полноправным хозяином фермы.

-Да, так и было, - кивнул Уэб,- пока старик не осведомился о моем решении и желании связать сою жизнь с его дочерью Сантой. Тогда он отослал меня далеко от дама, на самое дальнее пастбище. А когда он умер, Санта сама стала "королевой скотоводства". Я ведь только слежу за скотиной, а все бумаги, все деньги находятся в ведомстве Санты. Я даже не могу осуществить ни одной сделке по продаже. Выходит, Санта - королева в скотоводстве, а я являюсь мистером "Никто".

 

-Я все равно бы стал королем, если бы имел твою шкуру, - снова сказал Бэлди. - Ведь когда человек женится, он должен идти с партнером по одному пути, делить все привилегии и статусы в разном виде, от уборки скота до рынка, где его продают. Уэб, многие люди считают очень странным, что ты не имеешь главного слова в Нопалито, ведь ты мужчина и должен быть в своем доме полноправным хозяином, головой!

Игер меланхолично смотрел на Блэнди, то и дело поправляя свои светлые волосы, его смуглое лицо напоминало лицо растерянного мальчишки, если бы у него отобрали право водить в игре. Но глядя на его крепкую фигуру и револьверы на поясе совсем не шли в такое сравнение.

-Как ты там назвал меня, Бэлди?

-"Консорт", "Принц-консорт". Так называют второстепенную карту в игре. Ее достоинство по значению находится между козырным валетом и тройкой.

Игер снова выпустил тяжелый вздох и принялся поднимать с пола чехол для своего винчестера.

-Сегодня я еду на ранчо, нужно отправлять быков в район Сан-Антонио, - с безучастным видом сказал Уэб.

-Давай я проведу тебя до озера, - предложил Бэлди, - там, в моем лагере отбирают двухлеток для стада.

 

Они оседлали своих лошадей и двинулись в путь к Сухому озеру, где вынуждены были расстаться. Они проехали большее расстояние молча, слушая топот копыт о мескитовую траву и треск кустарников, задевавшие стремена. Вообще, в Техасе разговоры не бывают законченными или связными. Сказав пару предложений, можно проехать целую милю, покурить, перекусить и совершить преступление. Поэтому Уэб без всяких вступлений добавил некоторые фрагменты к разговору спустя десять миль.

-Ты ведь помнишь, Бэлди, что Санта не такая уж и самостоятельная. В те одинокие дни, когда старик разделил нас большим расстоянием, обещав сделать во мне тысячу дырок, если я только приближусь к его ферме, она подавала мне знаки в виде сердца и креста в нем, говоря, таким образом, что хочет меня видеть.

-Я?! Да не только я, все в лагере знали что означают ваши знаки и иероглифы, - вскрикнул Бэлди с обидой в голосе. - Мы всегда замечали их, когда привозили поклажу с ранчо. Они были нарисованы углем на мешках и карандашом в газетах. Я даже видел такой знак на спине у повара, которого Мак-Аллистер прислал с ранчо, - добавил Блэнди. - Правда!

-Отец моей жены взял с нее клятву, что она не станет передавать мне сообщения и искать связи со мной, - пояснил Уэб. - Вот она и изобрела эти шифры с сердцем и крестом внутри него. И я, увидев этот знак, мчался к ней как сумасшедший в ту же ночь.

-Мы все были за вас, - твердо сказал Бэлди, - мы все это знали. - А ты помнишь Скэрри, который был ученым объездчиком? Он еще приезжал на пастбище из колледжа лечиться от пьянства. Он увидев какой-нибудь ваш знак, всегда говорил "Ну, сегодня ночью наш друг Леандр доплывет через Геллиспункт".

-В последний раз Санта прислала мне знак, когда приболела. Я увидел его сразу же, как прибыл в лагерь.Вообще, еще не было дня, когда бы я не приехал к ней после того, как видел знак. В ту ночь мой Пинто пролетел галопом целых сорок миль. В нашей роще я ее не нашел и направился прямиком в ее дом. Там меня встретил ее отец.

-Ты приехал чтобы найти свою смерть, - говорил он. - Но сегодня не получится мне тебя убить, я уже послал за тобой, потому что моя дочь захотела тебя видеть. Сначала иди к ней, а потом с тобой поговорю я.

Санта выглядела сильно больной, но нашла силы вцепиться в мои руки. Я сел рядом с ней грязный, в штанах из натуральной кожи и при шпорах.

-Я ждала тебя, я была уверена, что ты приедешь, - шептала она. - Мне чудился топот от копыт твоего Пинто. Ты заметил мой знак?

-Да, сразу же, как приехал в лагерь. Ты нарисовала его на мешке с луком и картошкой.

-Любовь и страдание.

-Что? - спросил я.

-Знак. Наш знак сердце с крестом внутри. Он означает любовь и страдание, - прошептала она тогда.

 

С Сантой был еще доктор Мэсгров, который был известен потреблением виски. Очень скоро Санта уснула. Доктор потрогал ее лоб и сказал мне, что после хорошего сна она пойдет на поправку.

-Вы отличное лекарство для нее, мистер Уэб, - сказал док, - Но сейчас вам лучше оставить ее для того, чтобы она хорошо поспала и восстановила силы.

Я вышел из комнаты, где меня встретил Мак-Аллистер.

-Она уснула, - сказал я. - Я позволяю вам убить себя прямо сейчас. Я безоружен. Свое оружие я оставил на входе вместе с лошадью.

Ее отец рассмеялся.

-Какой толк будет в том, если я изрешечу пулями своего лучшего управляющего в Западном Техасе? Я такого больше не найду. Ты для меня хорошая мишень, только потому, что хочешь настойчиво стать моим зятем. А как член нашей семьи ты мне не нужен. Не сгодишься. Но я могу позволить тебе работать на ферме Нопалито при условии, если ты не станешь совать свой нос в нашу семью. Давай иди наверх, поспи, а завтра мы поговорим с тобой о моем предложении.

Бэлди Вудз натянул шляпу глубже на брови. Уэб Потянул за поводья, и его лошадь начала плясать. По обычаям Запада, мужчины обменялись рукопожатиями.

-Был рад тебя увидеть, Уэб. Adios!

Лошади шумно рванули с места, и всадники скрылись за горизонтом, словно вспорхнула стая птиц. Преодолев расстояние в сто ярдов, Бэлди остановил лошадь на холме и издал крик. Если бы он пошел пешком, то под ним бы завертелась земля, и он бы упал. Услышав этот сигнал, Уэб повернулся и услышал, - Если бы я был в твоей шкуре, то все равно стал бы королем! - голос Бэлди звучал эхом, и в нем отражалась вся ирония и насмешка.

Утром, где-то в восемь часов, Бэд Тэрнер спрыгнул с лошади и пошел, звеня шпорами, к галерее. Бэду было поручено гнать скотину в район Сан-Антонио. Миссис Игер поливала гиацинт в красном горшке. Ее отец подарил ей много неплохих качеств. Она была решительной, упрямой и самоуверенной, гордой и мужественной, прям как ее отец, но все эти качества били в женском ключе. Во многом она, конечно, напоминала свою мать. Она обладала стройной фигурой, нежная красота, которая смягчала суровые и такие же властные глаза, как у Мак-Аллистера. Ее мать узнала поля и пастбища еще за долго до того, как поголовье скота начало увеличиваться, придав их владениям королевское величие.

 

Уэб Игер стоял в конце вместе с другими управляющими и раздавал им распоряжения.

-Привет! - кивнул всем Бэд. - Кто будет сдавать скот в город?

Но держать ответ перед такими вопросами должна была королева. Все финансовые и организационные моменты она решала сама, а ее муж лишь управлял скотом. Когда "король" Мак-Аллистер был жив, его дочь грамотно выполняла обязанности его помощника и, иногда, секретаря. Сейчас она также деятельно продолжает его работу.

- Сдай скотину в загоны Несбита и Циммермана, я договаривался с ними недавно, - решительно и спокойно сказал Уэб.

Бэд повернулся к нему.

-Подождите, - крикнула Санта и посмотрела на мужа с нескрываемым удивлением.

-Что это значит, Уэб Игер? - спросила она, нахмурив брови. - У меня нет торговых соглашений с Циммерманом и Несбитом. Я продаю свой скот Барберу вот уже долгие годы и менять ничего не собираюсь.

Она повернула свое лицо к Бэду и решительно сказала, - Отдайте всю скотину Барберу.

 

Бэд смотрел вниз, совершенно безучастно. Затем, наступая то на одну ногу, то на другую, сказал, - Мне нужно, чтобы весь гурт отправили к Циммерману!, - и в его глазах сверкнул огонь.

-Это сущие глупости!, - сказала Санта с нетерпением. - Вам лучше уйти сейчас, Бэд, чтобы успеть дойти до Барбера. И передайте ему, что в следующем месяце у него будет новая партия телят.

 

-Сдай скотину, -сказал он резко, - фирме...

-Мистера Бербера, - резко отрезала Санта. - Ставим на этом жирную точку. Вы слышали, Бэд?

-Да, мэм, - ответил Бэд. Но перед тем, как уйти он остановился. Мужчина всегда поймет мужчину и будет его союзником всегда.

-Нужно слушаться своего хозяина! - с напором крикнул Уэб. Затем он снял свою шляпу и низко поклонился в ноги жене.

-Уэб, - с упреком в голосе сказала Санта, - твое поведение очень глупое.

-Перед вами придворный клоун, Ваше высочество! - ответил Уэб деланным тоном. - Чего мне еще теперь ждать? До свадьбы я был мужчиной, а теперь для всех лагерей становлюсь посмешищем. Я снова верну мужское достоинство! Снова стану мужчиной!

-Оставь, Уэб, это не смешно, - сказала она с твердым спокойствием. - Тебе не в чем упрекнуть меня, я тебя нигде не обидела. Я не вмешиваюсь в твои дела, а ты не лезь в мои. Я лучше понимаю в денежных делах, меня научил отец. Ты занимайся своими делами, а я буду хорошо выполнять свои обязанности.

-Я работаю на пастбище пастухом, а ты носишь драгоценную корону. Лучше я буду лордом коровьего подворья, чем восьмеркой в чьей-то игре! Это твое ранчо, Санта, и скот получит Барбер!

Уэб вошел в дом и вышел оттуда уже со свертком пледов, которые всегда брал, когда уезжал надолго и далеко. У него в руках был плащ и длинное лассо, сплетенное из кожи.

 

Уэб впрыгнул в седло. На его гладком смуглом выбритом лице не появилось ни одной эмоции сожаления, только глаза выдавали уже погасший огонь.

 

-Я поехал выполнять свои обязанности на дальнем пастбище в долине Фрио. Это стадо нужно отогнать еще дальше, а распоряжение я не дал, забыл.

-Мы расстаемся, Уэб? - спросила Санта и посмотрела мужу в глаза.

-Я лишь хочу быть мужчиной, - ответил Уэб.

Лицо Санты стало неожиданно холодным и надменным. - Успехов в новом начинании! - сказала она. Постояв немного, она развернулась и скрылась в доме.

 

Игер отправился юго-восток Западного Техаса. И ушел с горизонта, словно растворившись. За неделями шли недели, за месяцами месяцы, так близился к концу год, но на ранчо Наполито он больше не появлялся.

 

В один день некто с низовьев Рио-Гранде, человек с незначительным происхождением, а точнее овчар, появился на ранчо Нопалито и захотел есть. Его незамедлительно накормили в этом гостеприимном подворье. Наевшись, он начал говорить, словно молчал сто лет. Слова лились как вода, когда слушателем стал человек, а не тот, чьи уши заросли шерстью.

- Миссис Игер, - начал он, - недавно я видел человека на ранчо Сэко, белобрысый такой, высокий, молчит все время и имя его Уэбер Игер. Его наняли туда как управляющего. Это не родственник вам?

- Да, он мой муж. Хорошо сделали они, что наняли его. Он лучший из скотоводов на Западе.

 

Когда принц по прозвищу "консорт" ушел из владений своей королевы, она назначила старшего объездчика в лице Рэмси, который был одним из подчиненных ее отца, его вассалом. На ее ранчо события развивались ровно, без лишней сумятицы, только лишь ровное поле, покрытое травой словно ковром, волновалось от иногда находившего с залива бриза.

 

В последние годы на ранчо Королевы проводились опыты с английской породой скотины, у которого наблюдалась высокомерность к своим сородичам, имеющих длинные рога. Такие опыты приносили успех и для новых элитных пород были выделены отдельные пастбищенские наделы. Весть о успешных опытах и новой породе на Нопалито разнеслась по всему фермерскому миру и в те места, куда только мог заехать наездник. И однажды на ферму прибыл гонец, вручив Санте деловое письмо.

"Санте Игер на ранчо Нопалито"

Уважаемая госпожа! Владельцы ранчо Сэко поручили мне известить вас этим письмом о желании купить у вас телок количеством в 100 голов двух и трех лет от роду новой сэссекской породы, которую вы успешно разводите. Будьте милостивы, не откажите передать скот на ферму Сэко. Чек на нужную сумму будет нами выслан незамедлительно. С высочайшим почтением склоняю голову. Управляющий ранчо, Уэбстер Игер."

 

Этим же вечером стадо с необходимым количеством голов пригнали с пастбища в ранчо Наполито, чтобы утром его смогли забрать по заказу для ранчо Сэко.

Когда наступила ночь и в доме все затихло, Санта Игер надела темное простенькое платье и потихоньку вышла из дома. Темнота озарялась лунным светом, создавая таинственность пейзажа. Она немного постояла под раскинувшимися дубами. Прерия была заполнена туманной дымкой, все вокруг мерцало и казалось какого-то оранжевого. Цветы наполняли неповторимым ароматом ночной воздух, на поляне был целая детская площадка из призрачных кроликов. Санта повернулась лицом в направлении на юго-восток и отправила туда три воздушных поцелуя.

 

Потом она тихо пошла в кузницу, которая была в пятидесяти ярдах от ее поместья. Что она делала в кузнице, можно было только догадываться, но звуки накалившегося металла издавали постукивание среди ночной тишины. Очень скоро она вышла оттуда с какой-то рукоятью в руках и с жаровней. Эти приспособления обычно использовались клеймовщиками скотины. Она зашла в стойло к скоту, озаренная светом луны во тьме, который был приготовлен к утренней отправке. Сэссекский скот был в большинстве своем темно-рыжего окраса, но в этом стаде затесалась одна белая телка, которая явно выделялась среди всех. Санта смахнула с плеч лассо, которое мы из-за темноты не заметили раньше и вошла в гущу стада скота. Она со знанием дела бросила лассо на рога телке, но первая попытка не удалась, лассо зацепил только один рог. Вторая попытка повалить телку тоже не увенчалась успехом. Скот начал понемногу тревожиться и тереться у стен загона. Все-таки Санта повалила телку на землю, смотала ей копыта и привязала вокруг столба мощным, но достаточно простым узлом и остановилась, чтобы передохнуть. Санта быстро раскалила жаровню, оставленную возле входа и клеймила белую телку. Вопль боли и недовольства разнесся по стойлу и наверняка должен был разбудить всех подданных на ранчо Нопалито, только вот этого не произошло. В ночной мгле и тиши, Санта побежала домой, упала на кровать и заплакала. Так заплакала, как будто у королев такое же сердце, как у жен обыкновенных заведующих ранчо мужчин, или будто королевские особы способны сделать принцев с прозвищем "консорт" королями, если только вдруг они прискачут из-за дальних холмов просторной голубоватой дали.

 

Рано утром ловкий малой, украшенный револьверами и его наставник повели стадо сэссекской скотины ко двору ранчо Сэко. Шесть дней длился их путь, с остановками у водопоя. Скотина отдыхала и паслась. Скот прибыл на ранчо Сэко, преодолев девяносто миль, к вечеру, где его приняли и пересчитали управляющие. Следующим утром какой-то наездник вышел из куста на ранчо Наполито, он трудно дышал и был уставший, но торопясь пошел к дому. Его лошадь также испустила тяжелый вздох и с трудом опустилась на землю, закрыв глаза. Наездник, покачиваясь из стороны в сторону, вошел внутрь дома. Его обняли две ласковые руки, обвились вокруг его шеи, ласково прошептав, - О, Уэб...мой любимый Уэб!

-Я был подонком и мерзавцем, - тихо сказал Уэб.

-Помолчи, - промолвила Санта, - скажи, ты видел наш знак?

-Видел, - ответил Уэб.

Известно, о чем молчали эти оба. О чем они говорили и сожалели.

-Будь хоть королевой, хоть госпожой всего скотоводчества, - сказал Уэб, - забудь все, что я тебе устроил. Я паршиво себя повел.

-Тихо! Замолчи! На этом ранчо нет королевы, я Санта Игер, и являюсь первой леди лишь в нашей спальне! - прошептала она и поцеловала его в губы.

Она повела его за собой с гостиной в комнату. Здесь стояла колыбель, а в ней лежал малыш, укутанный в красный конверт. Он был буйный, лепечущий на своем птичьем языке, замечательный и нагло плюющий на весь белый свет.

-Нет больше королевы, - повторила Санта, - смотри, Уэб, он похож на тебя. Ушами, глазами, ртом. Вот он король, перед ним надо встать на колени. На галерее вновь послышался звук от шпор. Пришел Бэд Тэрнер с таким же вопросом, что и год назад.

-Привет! Куда гнать скот, к Берберу или к...

Он увидел Уэбера и застыл в каменным лицом.

-Уа-уа-уа-уа-уа, - закричал маленький король из своей люльки, протягивая кверху свои кулачки.

-Слушай только своего хозяина, - насмешливо ответил Уэб, как когда-то годом раньше.

Вот так. Закончилась эта история. Останется лишь вспомнить, что владелец ранчо Сэко, мистер Куин, выйдя осмотреть прибывшее стадо, которое он оплатил ранее, спросил у своего нового управляющего:

-Каким знаком клеймят скот на ранчо Наполито, Уилсон?

-Да обычно, X и Y через черту, - ответил Уилсон.

-И я так прежде думал, но вот посмотри на ту белую телочку, у нее совершенно другая печать, там сердце, а в нем крест. Интересно, что бы могло обозначать это клеймо...