Принцесса и пума.

 

Жена его скромная, тихая, прекрасная хозяйка, красавица-мексиканка, уроженка соседнего штата. Она имела большое влияние на мужа - смогла укротить его бешеный нрав. Бен в стенах своей фазенды научился говорить тихо, так что все стекла в окнах были целы.

Жена Бена любила проводить время, сидя под навесом на крыльце дома, за вязанием тростниковых циновок. Вскоре их семья так разбогатела, что король заказал из города мягкую красивую мебель. Но жена его, к сожалению, вскоре покинула этот мир.

Рассказ на этих событиях не заканчивается, а продолжается. И он больше будет похож на то, как молодая принцесса перехитрила и победила дикого мексиканского льва.

В королевской семье была дочь-принцесса Жозефа. В ней удивительным образом сочетались красота, сердечность, любовь к животным от матери и смелость, меткость, ум и харизматичность от отца. К тому же она прекрасно держалась в седле, на скаку выбивала в консервной банке из-под томатов пять из шести дыр, умело орудуя своим тридцативосьмимиллиметровым карабином. А банка в это время была подвешена на веревку для усложнения стрельбы.

Поместье родителей она многократно изучила миля за милей, так что даже самый отдаленный участок их ранчо был знаком с принцессой. К слову, размеры ранчо были внушительны - пятьдесят миль в длину на тридцать в ширину.

Да и местные ковбои уважали Жозефу и старались ее оберегать. Главный ковбой в Эспинозе, ранчо короля, Рипли Гивнс был тайно в нее влюблен и мечтал сочетаться с ней законным браком. Не стоит удивляться такой мечте простого ковбоя. Бен О'Доннел был королем не по крови, а по количеству нажитых голов коров. В то время титул короля скота получал тот, кто прославился их успешным воровством.

Молодая принцесса терпеть не могла карандаш и бумагу, легко могла в уме определить прибыль от продажи тысячи пятисот сорока пяти двухлеток, проданных по восемь сорок пять за голову. Жозефа души не чаяла в своем любимце - белом котенке, которого она любила одевать в самые необычные наряды. Все эти качества и умения органично сочетались в дочери Бена, так что стоило проделать длинный путь, чтобы воочию увидеть красавицу и умница-принцессу.

Однажды Рипли Гивнс собрался ехать на дальнее ранчо "Два вяза" узнать знают ли там что-то о пропавших молодых коровах. Выехал он поздно, было уже далеко за полдень так что скоро солнце начало клониться к закату, а до места назначения было больше шестнадцати миль. По дороге он добрался до переправы Белая Лошадь и решил остановится отдохнуть. Вокруг открывался живописный вид - река Нуэсес делала мягкий изгиб в этом месте, берег был песчаный, вблизи росли невысокие густые кустарники. Под ногами плотным ковром росла трава, которая могла стать отличным ужином для утомленного коня и мягкой постелью для путника. 

Рипли Гивнс расседлал коня, привязал его длинной веревкой к кустам, разложил свои пожитки на траве. Решил закурить сигару. Найдя табак, стал его скручивать. Вдруг его взгляд привлекла консервная банка, оставленная кем-то почти возле воды. Рипли обрадовался находке. К его между был привязан мешочек с молотым кофе. Это же блаженство для ковбоя - чашка страстного кофе и сигара. Он умело развел маленький костер и хотел было отправиться к реке с банкой, чтобы набрать воды. Но вдруг вблизи прозвучал страшный протяжный рык льва. Конь встрепенулся, перестал щипать траву. Рипли медленно потянулся к своему револьверу и на всякий случай повернул барабан.

Когда в прерии вы слышите львиный рык, значит он очень голоден и рыскает в округе в поисках пищи.

Тут его взгляд остановился на виднеющейся в кустах лошади с дамским седлом. Она мирно стояла в ожидании всадника. Рипли быстро подошел ближе к кустам, чтобы рассмотреть соседей. Краешком левого глаза он увидел голову льва и его открытую пасть, а позади - свернутый как тетива лука хвост животного. В это мгновение он переминался с лапы на лапу, готовясь прыгнуть на свою добычу. 

Возле воды Рипли Гивнс заметил женскую фигуру. Она уже поднялась с колен и обтирала руки от песка. Похоже, что несколькими мгновениями раньше она утолила жажду. В этой фигуре он узнал Жозефу О'Доннел.

Это был шанс блеснуть доблестью перед любимой и заявить о своем желании соединить их судьбы. Казалось, само провидение благоволит Рипли! 

В мгновение ока он прыгнул из кустов и оказался между львом и девушкой. Неожиданно перед его глазами появилось маленькое облако дыма, а уши оглушили пара выстрелов. Тело почувствовало огромную тяжесть - это убитый лев свалился на героя всей своей массой, придавив его к земле. Голова Рипли больно ударилась о выступающий корень. Однако он не потерял сознания.

Оправившись от шока, он стал выбираться из-под своего груза, выплевывая траву и землю. Приложив усилия, он немного приподнял тушу льва и извлек свою шляпу, которая к слову больше походила на помятую и разорванную тряпку.

Рыцарская задумка о защите и спасении любимой, увы, потерпела фиаско. Рипли чувствовал себя отвратительно и неловко.

А Жозефа самодовольно и очень спокойно прятала свое оружие в кобуру. Ее черные блестящие волосы слегка растрепались, от чего она выглядела еще привлекательние. Попасть в голову льву для нее было проще простого, это же не в банку из-под томатов целиться, которая к тому же болтается на веревке.

- О, Рипли, это Вы? - спросила принцесса своим красивым густым женским голосом. - Что ж Вы так прыгаете? Чуть не испортили мне выстрел. 

- Простите, Жозефа, - ответил ковбой, - я спешил обуздать Билла. Уже с ног сбился, разыскивая его.

- Его? Зачем? - прищурив недоверчиво свои прекрасные черные глаза, продолжала Жозефа.

- Этот проказник сбежал с нашей стоянки на днях.

- Простите, Рипли, на переправе Белая Лошадь я не видела никакой стоянки.

Взгляд принцессы вонзился острой стрелой в лицо Рипли Гивнса. Он с достоинством и не без усилий выдержал этот взгляд.

- Конечно, наша стоянка за двенадцать миль отсюда. Вы верно не знаете, что наш конюх недавно привел этого льва, который боялся буквально всего. Такой ручной был. А один из ковбоев принес маленького щенка терьера. Так он просто загонял бедолагу Билла. Бегал за ним по пятам, все норовил поиграть или лапу ему пососать. Старина Билл скрывался от щенка как мог, даже на ночь влезал на кровать к кому-нибудь из ребят под одеяло. И вот не выдержал, сбежал. Эх, как скверно вышло. Все ребята огорчатся крепко.

- Да? Так лев ручной был? А почему же он подпрыгнул так высоко.

- Все правильно, мы же сами его приучили, чтобы так он просил мяса. Он подпрыгнет, а потом катается по земле. Значит проголодался. Он думал, что Вы его кормить будете, Жозефа.

Во взгляде девушки читались перемены, теперь даже слезинки блеснули в ее глазах. Как же она была прекрасна - смугла кожа и легкий румянец вспыхнувший на ее щеках. Вот только что это было - смущение или женские уловки?

- Как же мне жаль, Рипли. Простите, пожалуйста, я не знала. Видите ли, я женщина и я очень испугалась, увидев прыгающего на меня дикого льва. Вы так любите животных?

- Да, Жозефа. Я все животных люблю - и мексиканских львов, и лошадей, и коров, и аллигаторов.

- Фу! Аллигаторов? Терпеть их не могу - страшные, отвратительные животные!

- Простите, оговорился, хотел сказать и антилоп.

Вот так смекалка Рипли помогла перевернуть всю ситуацию с ног на голову. Вместо комедии "Рипли борется с чучелом мексиканского льва" вышла душещипательная трагедия "Рипли оплакивает смерть друга".

- А я вот за смерть моего котенка точно наказала бы виновника пулей, - сказала принцесса и добавила, - простите, пожалуйста, меня, я не знала, что этот лев - Ваш друг.

Она протянула руку Рипли Гивнсу в знак примирения, ее глаза отражали скорбь и молили о прощении. Рипли принял ручку любимой и держал ее некоторое время. Вздохнув, отпустил.

- Жаль старину Билла. Да видно такая его судьба. Жозефа, однако уже поздно, в прерии полно койотов. Разрешите мне проводить Вас домой.

- Охотно, Рипли. Благодарю.

Рипли стал седлать своего еще не отдохнувшего коня. Последний устало и с укором посмотрел на хозяина, но что поделаешь.

Двое всадников на лошадях перешли переправу и направились к ранчо Эспиноза. Достигнув до небольшого леса, они услышали пронзительный вой койотов. Жозефа стала медленно ощупывать кобуру с револьвером и подъехала ближе к коню Рипли.

- Удивительно, сколько времени в седле и вот именно сегодня почувствовала страх. Да еще и этот холодеющий кожу вой.

Рука Рипли мягко легла на руку Жозефы и остановила ее.

- Не волнуйтесь, мы уже очень близко от Вашего дома.

- Эй, Рипли, ты ли это? - вдруг послышался голос Бена О'Доннела.

- Да, папа, это он. - ответила Жозефа, - я заблудилась немного, а он помог мне добраться домой.

- Что ж, похвально, - ответил король, - оставайся у нас ночевать, а завтра рано утром отправишься на свою станцию.

- Благодарю покорно, но вынужден отказаться, - ответил Рипли Гивнс, - мне край сегодня нужно быть на месте. Завтра рано утром нам с ребятами выгонять быков на пастбища.

- Ну, как знаешь, - ответил король, - прощай!

Рипли Гивнс кивнул в ответ, развернул своего коня и поскакал восвояси.

В доме короля в ночной тишине зазвучал такой разговор:

- Папа, ты помнишь того коварного льва, которому дали кличку "Карноухий дьявол"? Ну он еще растерзал до смерти пастуха Гонсалеса и перетаскал полсотни подрощенных телят с соеднего ранчо? Представь себе, сегодня я случайно встретила его на переправе Белая Лошадь и окончательно расплатилась с ним за все его злодеяния. Помнишь, ему старина Гонсалес разрезал левое ухо своим острым мачете? Вот по этой метке я его и опознала. Эта зверина аккуратно получила две свинцовые пули из моего тридцативосьмимиллиметрового карабина. Уверена, что и ты не выстрелил бы лучше!

- Дочка, ты у меня молодчина! Горжусь тобой, - отозвался голос Бена Шептуна из королевских покоев.