Выкуп.

 

Свои мечты друзья отправились реализовывать через неделю в маленький американский городок Пинья, в котором жило триста сорок тысяч человек, он располагался недалеко от Денвера. Там они сразу же поместили все свои сбережения в местный банк и, облюбовав небольшой домик, который состоял всего из двух комнат, поселились в нём и зажили как аристократы, попутно перезнакомившись со всеми местными жителями. У Мака и Энди было всё, что нужно для счастья: повар А-Син родом из Китая баловал их потрясающей яичницей с ветчиной, Энди совершенствовался в игре на банджо, Мак с головой погрузился в труд Бокля, сидя в голубых носках на качалке, а всю эту умиротворяющую картину разбавляли звуки часов с кукушкой. Таким образом, тезис о том, что от богатых людей повсюду подстерегают одни беды, опровергался самой жизнью этих двух предприимчивых людей.

Когда чтение надоедало Маку Лонсбери, он, дымя трубкой, пускался в пространные беседы с Энди о самых разных предметах - о городах и странах, о флоре и фауне, об образовании и работе, в общем обо всём, о чём раньше просто не получалось поговорить. Однажды разговор коснулся женского пола: Маку было интересно узнать, насколько хорошо Энди знаком с противоположным полом. Последний заверил своего приятеля, что успел познать всю сущность загадочной женской души от А до Я. Мак выразил сожаление, что потребность с ранних лет зарабатывать себе на кусок хлеба лишила его возможности общения с женщинами, и о чём по прошествии стольких лет он горько жалеет. Его верный друг тут же принялся утешать его и заметил, что слабый пол крайне сложен в познании из-за различий между собой как в общих характеристиках, так и в мелких деталях, но он рад, что потратил время на это, потому что принцип "предупреждён - значит вооружен", в отношении женщин подходит как нельзя кстати. А Мак продолжал сетовать, что его время ушло, он слишком стар для знакомства с дамами.

Жизнь текла своим чередом, и такая монотонность вполне была по сердцу двум новым жителям Пинье: Мак стал заядлым книгочеем, Энди - почти профессиональным музыкантом, а в перерывах между этими занятиями их повар потчевал друзей своей незамысловатой, но качественной стряпнёй. Но однажды Энди пришлось выйти из этого круга приятного времяпрепровождения и отправиться на два месяца в Нью-Мексико - к месту разработки золотоносной жилы, где для него накапливались определённые проценты, так как он получил телеграмму о необходимости срочно приехать туда. Правда, с первого же дня пребывания в Нью-Мексико ему уже хотелось сбежать обратно, когда, наконец, это произошло спустя пару месяцев, первым, кого он увидел на пороге их с Маком домика, был Мак собственной персоной. Но, чтобы узнать его, нужно было приложить определённые усилия: всё в нём, начиная от роскошных лакированных ботинок и кончая белым жилетом и цилиндром, свидетельствовало о том, что работа над новым обликом была проведена тщательно и безукоризненно. Но как раз эта безукоризненность и возмутила Энди, о чём он и поспешил заявить Маку, добавив, что замысел Творца о его облике был совершенно другим. На все недовольные реплики товарища Мак Лонсбери смог только промолвить, что очень рад видеть Энди и что его избрали мировым судьёй. Последняя фраза не убедила Энди: по его мнению, мировые судьи выглядят иначе - скромно и тихо, на лице Мака читалась нервная тревога и волнение. 

Во время диалога Мака и Энди мимо них прошла незнакомая девушка, которой Мак отвесил приветливый поклон, и был удостоен ответного поклона. Эти действия не укрылись от Энди, он безапелляционно поставил диагноз приятелю - любовная корь. Мак, между тем, доложил, что нынешним вечером у него состоится свадьба, и помявшись, добавил, что невеста - девушка, недавно проходившая мимо. Этого Энди вынести уже не смог - сославшись на то, что забыл что-то на почте, он бросился бежать. Целью его, конечно, была эта девица, Энди вскоре удалось её догнать, для начала он назвал своё имя, а потом взглянул на неё и пришёл к выводу, что ей не больше девятнадцати, а, может, и того меньше. Не став тянуть резину, друг Мака огорошил её прямым вопросом, будет ли у неё сегодня вечером свадьба. Девушка оказалась догадливой и поняла, что её собеседник не испытывает по этому поводу абсолютно никакого восторга, несколько обиженно она назвала собственное имя - Ребоза Рид. После этого Энди напрямик спросил Ребозу, зачем ей понадобился старый Мак, нарядившийся как индюк на маскарад, вдобавок Энди не преминул сообщить, что этот субъект приходится ему лучшим другом, и он его в обиду не даст. Против доводов Энди у девушки нашёлся только один аргумент, что других кандидатов у неё нет, но это высказывание не удовлетворило Энди - он полагал, что такая красивая девушка как Ребоза сможет привлечь не одного претендента, который бы предложил ей свою руку и сердце. Верный друг Мака продолжил убеждать девушку не вступать в брак с Маком хотя бы из-за разницы в возрасте в двадцать два года, он был уверен, что Ребоза вызвала у Мака просто приступ ностальгии по молодости, но теперь его поезд уже ушёл. Поняв, что ничего не сможет убедить Ребозу не выходить замуж за Мака, Энди решил во что бы то ни стало помешать свершиться этому злосчастному браку и спасти друга. Он поинтересовался о времени заключения брака и узнав, что бракосочетание назначено на шесть часов вечера, задал провокационный вопрос, волновавший его: есть ли в их городке человек, питающий к Ребозе сильные чувства. Девушка с готовностью доложила об Эдди Бэйлзе - служащем колониальной лавочки у Кросби, который обожает её, однако девушка считала его месячный заработок в тридцать пять долларов недостаточным для счастливой семейной жизни. Тогда Энди захотел узнать, неужели Ребоза любит Мака Лонсбери, на что на немедленно ответила, что не питает никаких чувств к этому высохшему старику. 

Энди пришла в голову спасительная мысль - деньги могут спасти положение и его друга от непродуманного шага, который может испортить его жизнь и превратить её в ад до последнего вздоха. Он спросил Ребозу, переменила бы она своё мнение об Эдди Бэйлзе, если бы у него вдруг обнаружилась тысяча долларов наличными, на которые он бы без проблем купил собственную лавочку, согласилась бы на венчание с ним прямо сегодня в пять часов вечера. Коварный вопрос заставил молодую девицу призадуматься, но лишь на мгновенье, потом она изрекла, что непременно бы вышла за него замуж. После такого ответа Энди приступил к активным действиям: вместе с Рибозой они пошли в лавочку, где трудился человек, который вечером должен был стать её мужем. Там Энди и его спутница для начала решили поговорить с Эдди, после того, как он узнал, в чём суть дела, сразу же масса противоречивых эмоций стала одолевать его, но он понял, что от него требуется. Оставалось дело за малым -выкупить у хозяина лавочку, с чем Энди блестяще справился, тот дал своё согласие отдать чек на десять тысяч долларов Ребозе и Эдди после их венчания. 

После всех этих действий Энди испытал большое облегчение: он считал, что сделал всё, от него зависящее, чтобы спасти друга от гибели в супружеских сетях, и теперь с чувством радостного удовлетворения предавался думам о превратностях жизни, сидя на лесном пеньке. Энди не без оснований полагал, что когда приступ романтизма у Мака пройдёт и он возвратится к своему прежнему облику, то будет премного ему благодарен. Верный друг Мака испытывал приступ самодовольства от осознания глубины своих познаний существ женского пола благодаря своему богатому жизненному опыту, но он нисколько не жалел тысячи долларов на спасение Мака. 

Энди застал Мака в старом костюме с ногами, закинутыми на подоконник, и с неизменной "Историей цивилизации" в руках в половине шестого вечера, когда пришёл домой. Чтобы никак не выдать себя, он как ни в чём ни бывало осведомился у Мака, собирается ли тот на свадьбе, которая будет уже через полчаса. Ответ Мака был бесстрастным и спокойным: свадьба уже состоялась, её сдвинули на час раньше, в свою очередь, он уже начал беспокоиться за Энди ввиду его долгого отсутствия. Удивлению Энди не было предела, как только он узнал, что Мак был в курсе изменённого времени бракосочетания, а Мак дополнил своё повествование о недавно созданной семье, сказав, что самолично венчал Эдди и Ребозу, потому что месяц назад дал им слово. Всё дело в том, что священник, совершающий церковные обряды, находится на Востоке у родственников, и получилось так, что только мировой Мак Лонсбери - мировой судья имеет право совершать обряд венчания. Мак очень не кстати заметил, что, по его мнению, новоиспечённый муж Ребозы - грамотный молодой человек и вполне может вскоре управлять собственной лавочкой. Энди-то знал, что никто иной, как он сам, приблизил этот долгожданный момент. И Мак очень некстати посетовал, что на свадьбе было немало женщин, но ни одна не произвела на Мака сильного впечатления, наверное, от того, что он просто не знает о них ничего в отличие от Энди. А Энди понимал, что ошибся, сказав два месяца назад, что досконально знает женскую природу.