Пудя.

- Прошу Вас проходите.

Он простучал своими блестящими черными сапогами в сторону комнаты. Дверь следом за ним закрылась.

Мы незаметно буквально на цыпочках подкрасились к вешалке, где весела шуба и стали пробовать её на ощупь. В этот момент пришел соседский мальчик по имени Яшка. У него были рыжие волосы. А на ногах валенки.

-  Что вы здесь делаете.

-  Посмотри хвостик из меха вырос?! – сказала Таня, держась при этом за хвостик. 

рекомендуем автомобильный форум

А Яшка как закричит во весь голос:

- Да ты возьми и попробуй.

- Тише! Не кричи. Там один мужик серьёзный пришёл.

А тот всё никак не уймётся:

-  Что здесь такого? Я же не ругаюсь. Уже и говорить нельзя.

От валенок отвалились остатки снега и остались мокрые следы.

- Что там мучатся. Возьми и хорошенько его потяни. Вот дурочка глупая.  – Яшка кивнул в мою сторону.

Я согласился:

- Конечно дурочка. Одним словом женщина. – и потянул за висящий хвост.

И потянул то без особых усилий, а он взял да и отпал.

Танечка перепугалась и ахнула, а Рыжий как заорёт:

- Вырвал! Вырвал!

Я с перепугу начал его прижимать к меху. Я очень надеялся, что он прилипнет обратно. Но чуда не произошло, и  хвост легко упал на пол. Упал и лежит. Я быстро подхватил его и помчался вместе со всеми в комнату. 

Танька начала меня успокаивать:

- Не переживай. Я начну плакать, и мама не станет нас ругать.

А я ей отвечаю:

- Ты что! Не надо. Не вздумай никому говорить!

А Яшка злорадствует. Я сунул хвост ему в руки:

- Держи. Это ты говорил. Ты и виноват.

Он отступил назад:

- Может и говорил! Но отрывал ведь не я! И вообще я никакого отношения к этому не имею.

Вытерся рукавом и бросился к двери.

Я Тане говорю:

- Успокойся! Не стоит плакать. Мама услышит и спрашивать начнёт. И вот тогда мы получим.

На глазах у Танечки навернулись слёзы. Она сказала:

- Давай посмотрим, может быть совсем не видно? Мало ли?

Я взял хвост, и мы пошли к вешалке. Нет же видно, что есть пустое место на шубе. Это очень заметно.

- Я придумал! Мы сейчас возьмём этот хвост и приклеим его обратно. 

Проблема была в том, что клей находился на рабочем столе папы и если я начну его брать, то сразу же поинтересуются: для каких целей я его беру. И к тому же там находится тот мужчина. 

 

Сестренка отвечает:

- Давай спрячем. Только сделать это нужно поскорей. Давай туда в игрушки. 

Мне на глаза попался старый сломанный паровоз. И я положил хвост в середину. 

Чтобы сгладить ситуацию и сделать вид, что мы ничего не видели и не знаем сели играть куклами. 

Между тем были слышны голоса. У незнакомца был басистый голос. Послышались шаги, и мелькнула Фрося. Она спешила подать гостю шубу.

Таня дрожащим голосом начала говорить за куклу:

- Добрый день! Как Ваши дела? Сколько вам лет? Как Ваши дела?

В этот момент открылась дверь, и послышался голос отца.

- Это мои дети.

На толстом лице незнакомца в черной бороде увиделась небольшая улыбка.

- Подрастающая смена!

За его спиной стояла Фрося и держала ту самую шубу. Отец кивнул нам, и мы быстро поздоровались с этой важной персоной.

Он стал приближаться к нам ближе.

- И чем занимаетесь? Играете!

Незнакомец подошел ближе и присел рядом с нами. Взял в руки куклу.  Я посмотрел на Фросю и пришёл в ужас. Она будто – бы специально расправила шубу так, чтобы отчетливо было видно пустое место и стало понятно, что там чего – то не хватает. 

А мужчина тем временем спрашивает:

- Как же зовут эту прекрасную барышню?

У нас одновременно вырвалось из уст:

- Варвара!

Он громко засмеялся:

- Как же вы дружно отвечаете!

У Танечки вдруг начали в глазах крутится слёзы.

- Нет. Не бойся, я ничего не испорчу. 

Он поспешил отдать сестре игрушку. Встал и погладил Таню по спине. И направился в сторону шубы. Но в этот момент смотрел на папу и не глядя, стал одеваться. Застегнулся и обул свои калоши.

Казалось, что отец не заметил ничего, поскольку он продолжал улыбаться и шутить. Он обратился к нам:

- Ну что вы так взволновались. Со стороны это выглядит достаточно смешно.

Сегодня мы пытались не вспоминать о неприятности с хвостиком. Когда пили чай, немного переглядывались. Я в какой – то момент нарисовал пальцем на столе хвостик, и Таня отвела свой взгляд в чашку.

Немного позже мне стало намного веселее и я, поймав нашего пса по кличке «Ребик» играл с его хвостом так, чтобы Таня это заметила. Она взволновалась и быстро убежала. 

На следующее утро я проснулся со страшной мыслью, что возможно незнакомец только в гостях не обратил внимание на отсутствие хвостика, а придет домой повесит шубу на видном месте и давай смотреть все ли детали на своих местах. Эта мысль привела меня в ужас. Я быстро вскочил с постели и побежал к сестре. Я говорю ей:

- А вдруг он дома внимательно посчитает все хвостики на месте или нет. А потом пришлёт гонца с вестью о том, что нет одного хвостика. Или хуже того сам сюда приедет.

Танька подскочила и тихо говорит:

- Да там и без счета видно, что есть пустое место! – И нарисовала в воздухе круг, означающий пустоту.

Весь день мы сидели как мыши. Прислушивались к каждому шороху, звонку и шагам. Временами даже прятались в комнате.

Этот ужас продлился несколько дней.

Несколько дней мы так боялись. А потом я не выдержал и говорю:

- А давай посмотрим.

Кроме Фроси в комнате никого не было. Мы закрыли двери и очень тихонечко вытащили из паровозика спрятанный хвост. Он был таким мягким и пушистеньким. 

Таня начала его гладить руками и улыбаться.

- Пусть это будет кукольная собачка Пудя.

Хвостик и вправду по своей форме немного стал напоминать собачку с большим пушистым хвостиком. Мы положили его на кукольный диванчик и приятно удивились ведь он прекрасно подходил для него по размеру.

Танька закричала:

- А ну вон отсюда. Во ещё что! Нельзя собакам лежать на диване. Не положено. 

И сбросила Пудю прочь. А я поднял его и снова Варьке на кровать положил. А Танька:

- Вон, вон! Пошёл вон, противный Пудька. Ты мне ещё блох напустишь….

Затем Варя и Пудю посадили вместе. Издалека это было, похоже, будто девочка с собачкой.

Я придумал Пуде из обычной тесемочки специальный ошейник и это стало выглядеть как настоящая мордочка. Мы за этот ошейник задели веревочку, которую привязали к руке Варвары. Затем стали водить её по комнате с собачкой Пудей. 

Танька кричала и приказывала Пуде слушаться Варю. 

У меня возникла мысль сделать Пуде специальный бумажный намордник.

Из коробки, которая находилась у нас в комнате, мы сделали будку. Таня нашла какие – то клочки ткани, которые намостила в середину. Но внезапно позвонил отец, и мы быстренько спрятали эту коробку в игрушки. Сверху набросали много хлама. 

Иногда когда играли вместе с Яшкой, мы ради веселья привязывали Пудю на спину к Ребрику. И он весело возил её по всей комнате. 

Однажды Яшка вышел в коридор и стал громко звать Пудю чтобы все услышали. Он чмокал и хлопал себя по ноге. Н аэтот крик прибежал Ребрик, но Рыжый в присутствии папы сказал что, мол, он не его зовет, а Пудю. 

Папа нахмурил свои темные брови и спросил:

- Какой ещё Пудька у нас объявился?

Он стал пристально осматриваться вокруг. 

Папа нахмурился:

Я указал Яшке на дверь, тонко намекнув на то, чтобы тот уходил. Он показал язык и поспешил удалиться. 

Мы сговорились с Таней больше никогда не играть с этим предателем. Пусть больше даже не суется к нам. Нечего ему здесь делать. Если он придет, мы закроем дверь и не будем его впускать. Для этого я забил гвоздик и завязал из середины ручку. Дверь не открывалась. Таня даже проверила. Затем наоборот Таня закрылась, а я пробовал открыть, но ничего не получалось. Мы смеялись, пусть только Яшка попробует войти. 

Я перевязал Пудю в одном месте, чтобы казалось, как будто у неё есть маленький хвостик. Она стала похожа на настоящую. 

Н а следующий день явился Яшка. Таня прибежала в комнату и стала мне громко говорить, что пришел проказник. Мы быстренько стали завязывать дверь верёвочкой.

Он подошёл к двери и стал тянуть за ручку, но ничего не получалось. Яшка не сдавался и попробовал снова открыть дверь. Но снова ничего не вышло. Тогда Рыжий стал нас звать, а мы как на зло ему тихонько молчали и даже не думали открывать. На эти крики пришла мама.

- Что случилось?

- Да вот они закрыли дверь и специально не хотят меня к себе пускать. 

- Может и не хотят. Так что же ты к ним ломишься, если они не желают с тобой играть.

- Да я вообще-то не к ним пришел, а к Пуде. Я с ней хочу поиграть и посмотреть на неё хочу.

Мама удивилась, и стала расспрашивать какая такая Пудя и где она взялась. Я, услышав это, мигом стал отматывать верёвку и открывать дверь. 

- Да это мы так играем. Это игра у нас такая. Пудя называется. Игра. Просто игра такая.

Мама удивилась к чему тогда такие крики и ушла в другую комнату.

Рыжий стал говорить:

- Что надумали от меня закрыться. Зря вы это делаете. А хотите, я сейчас пойду и всем поведаю о том, что вы у незнакомца от шубы хвост оторвали! Думаете, вас родители по голове погладят за то что вы шубу гостя как последние собаки порвали?

- Ты же сам говорил, потяни, потяни?

- Да что ты? Никто ничего подобного никому не говорил. Ты представь если каждый раз отрывать по одному хвостику так и все хвосты можно оторвать. 

Танька стала плакать и просить Яшку, чтобы тот вел себя немного потише. А тот всё никак не мог угомониться и все время пугал что пойдет и всё родителям расскажет. 

Тогда я взял его за руку и стал обещать, что отдам ему паровоз. Но тот не хотел соглашаться, мол, он сломанный. 

Затем он поднял с пола паровоз и внимательно его обсмотрел со всех сторон. И согласился. Я в дополнение дал ему ещё и вагон. Замотал всё это в бумагу. А он уходя обернулся и пригрозил, что всё равно расскажет. 

Затем мы с Таней укладывали Пудю и Варю спать в кроватку. Сверху укрывали одеялом. Чтобы они не замерзли. 

Мы все время думали, как сказать папе о Пуде и решили выбрать момент, когда у отца будет хорошее настроение.