Правда и ложь. 11.

 

 

рекомендуем техцентр

Свет горел ослепительно, одинокая лампочка без абажура. На шкафчи­ке возле плиты я заметил отдельно от приборов странный набор чайных ло­жечек. Их торчало штук пять, и у всех были негритянские личики. Я вынул свою ложечку из чашки: тоже чернела.

Мигом я все просек: ну конечно — в ложечках зажигалками разогрева­ют белую смерть, распахнутые зрачки врубелевского Демона, и эта дрожь от нездешнего ветра, неспособного высушить испарину, и черные круги подглазий, заметные и на темной коже...

   Скоро пойду, — сказал он.

«Пойду» выдул трепещущими губами как «пою». Неважно, что имел в виду: ему куда-то пора или уже пора мне.

В дверях он вывернул розовое мясо губ и доложил с несусветным акцентом:

   У меня ложка!

Было понятно: ломка.

— Будет новый день! Ясный светлый день! Оуо! — Егор Летов завывал волком.

Захотелось вспомнить и его.

Мы пошли на концерт с Олей из Челябинска. Она была плотно сбитая, круглолицая, похожая на матрешку. Матрешка с недоверчивым прищуром. Я учился на дневном, она на вечернем — в одном Университете.

Выпив крепленого вина на улице, мы погрузились в огромный желез­ный ангар, где уже резвилась толпа. Юные поклонники раздирали на себе одежды, чая сотворить то же с кумиром, прыгали и орали у сцены, неко­торые пытались на нее забраться, и их оттуда сволакивали и сталкивали охранники.

Егор Летов под белой тишоткой и очками интеллигента оказался на­стоящим волком. Он яро скалил пасть, вгрызался в микрофон, мел когтями по струнам, как будто мчит и не может остановиться. Он рычал и выл на прожектор.

Я знал все его песни и подпевал в темноте, Оля — нет, и все же, стара­ясь соответствовать, она кокетливо пританцовывала, как будто под какую- то свою слащавую девичью музычку. Потом я заметил, что так и есть: тон­кие проводки тянулись в ее уши, проникая пуговками наушников.

После концерта взяли еще бутыль и, прикладываясь, брели по теплому осеннему городу. На подступе к Патриаршему пруду нам наперерез в круг света откуда-то из мглы деревьев выпрыгнул подросток в томатной бейс­болке, шаркнул ножкой и выкрикнул задиристо и зло:

   Ты че, лох?

Ладонь сама собой, на автомате хлопнула по козырьку его кепки, шпа- ненок взвизгнул, и из мглы подвалил другой.

Рослый и русый, в короткой майке, откуда торчали опасные руки. Свет фонаря ясно обличил гусиную кожу поверх всех его развитых мышц. Ему не терпелось разогреться.

   Ты зачем братика обидел?

  Пожалуйста, прекратите! — заголосила Оля, отчаянно озираясь. — Ребята, не надо! Мы гуляем, на концерте были.

   Давай отвечай, — радостно, как о решенном, сказал он.

   За что отвечать? — глупо спросил я.

В тишине раздался двойной хруст: его шеи от резкого поворота головы и листьев под кроссовками; он надвинулся.

рекомендуем техцентр

Я молча боднул его, зная, что должен хотя бы уронить; он молча встре­тил меня кулаком, снизу-вверх по губам и подбородку, и сразу прямиком пропечатал грудину; я вцепился в его предплечья; заплясали, лягаясь и шипя подошвами и все так же молча; случайной подножкой я обрушил наше общее тело на асфальт, где сначала оказался сверху и успел близко и наугад вмазать по его квадратному лицу, пока он, тяжело дыша, меня переворачивал; перевернул, подмял, замахнулся для настоящего удара под испуганный крик девчонки, летящий над темными водами пруда.

Ба-бах!

Выстрел. Мой недруг замер, поставленный на паузу, замер и я под ним, замер крик...

Еще выстрел, еще. Оглушительно и страшно. Бандиты? Менты?

Смерть просвистела, лязгнув о фонарный столб.

Мы вскочили на ноги и побежали.

Мы бежали, наполняя топотом и сопением переулок: я, Оля, верзила, шпаненок, какая-то другая пацанва, сиганувшая из мглы.

Бах! Каждый подумал, что стреляют ему в спину.

Сбились в подворотне, словно пережидая грозу. Бережливая Оля не вы­пускала бутыль, которую и допили всей компанией.

— Давай без обид, — возбужденно говорил рослый, скрестив свои опас­ные руки, прислонившись к облезлой фреске граффити.

На стене красный треугольник вклинивался в белый круг. Образ дале­кой Гражданской, которая вечна.

Кажется, если долго всматриваться в ее сиятельство, можно раз­личить промельк стародавних теней — поля сражений, кареты и поезда — скользящие рыбы в глубине прозрачного океана.

Говорят, Сальвадор Дали черпал подсознание ложкой. Когда клонило в сон, он садился на стул и брал ложку в руку. Засыпал, ложка падала, про­сыпался и зарисовывал приснившееся.

Кажется, если долго держать ее в руке, получится то же, что у неко­торых фокусников и магов вроде прославленного Ури Геллера, будто бы чувствующего импульсы из космоса: она станет невесомой, начнет таять, и можно опустить ее голову нежным нажатием на перемычку или больше — заставить изогнуться одним лишь взглядом.

Смотришь долго и неотрывно, и она склоняется в низком поклоне.

Не надо, лучше я сам. Кланяюсь вам, мои родные.

Я мог бы вспомнить, как мой маленький сын умыкнул ее в дворовую песочницу и лихо орудовал, точно ковшом, углубившись до землицы. Или про то, как ее бешено очистила содой пришедшая в дом молодая женщина с прелестной мордочкой морского котика и влюбленно заблестела глаза­ми. Но не стану.

Потому что не было никакой ложки.

Я ее просто придумал.

Никогда этой чудо-ложки я не видел. Разве что в каком-нибудь забытом сне.

Но эта ложка — повод рассказать чистую правду.

 

И все же мне грустно, мне очень жаль, мне так хотелось бы, чтобы она была или вдруг объявилась.

рекомендуем техцентр