КОШКА И МЫШКА.

 

      От этих мыслей меня слегка потряхивало, но думать об этом и одновременно вести машину так, чтобы не угодить в аварию, было едва ли возможным. И потому раз за разом, чувствуя прилив тревоги и отчаянное желание повернуть обратно, я вдыхала поглубже и пыталась найти мало-мальски приличный повод съехать на обочину. 

       

      Увидев впереди заправку, я не стала себе в нём отказывать. Тем более, что бак машины был наполовину пуст. 

       

      Когда приятели едут вместе на разных машинах и одному нужно остановиться по той или иной причине, принято моргнуть фарами, подавая знак или позвонить. Последнего я сделать не могла, просто потому что у меня не было номера Влада, а первое делать не стала, надеясь, что он не заметит и поедет дальше. Один. А потом, обнаружив моё отсутствие, не станет терять своё драгоценное время и возвращаться обратно. Можно ведь, наверное, разобраться с Этьеном и без меня? 

       

      Я включила поворотники и стала резко сбрасывать скорость за несколько метров до поворота на заправку, мысленно прося прощения у позади идущих машин. Свернула на дорогу, ведущую под уклон, и только затем осмелилась бросить взгляд вдоль шоссе. Увы, машина Влада мигала красными огоньками - он тоже останавливался. Правда, за мной он ехать не стал, решив, должно быть, подождать меня на обочине. 

       

      Перестроившись в нужный ряд, я впервые была рада, что передо мной оказался пенсионер, который не слишком торопился заправить машину. Пока он суетился вокруг своей "Камри", я нервно соображала, что делать. 

       

      Кажется, я всё решила ещё дома. Мне нужно было воспользоваться предложением Влада, чтобы я и мои близкие оставались в безопасности. Но, понимая, что я-еду-в-дом-вампира-и-буду-там-ночевать, становилось не просто не по себе, а до ужаса страшно. Пусть я не робкого десятка, но и отчаянной сорвиголовой меня едва ли можно назвать. Голова была как раз на месте, и я предпочитала, чтобы там она и оставалась. 

       

      Конечно, Влад был прав в том, что он ни разу, по крайней мере насколько я знала, не покушался на мою... шею, но он всё равно был вампиром... 

       

      Вампиром, Саша! 

       

      Чем больше я себе это повторяла, тем менее реальным это казалось. 

       

      Я заправила машину со скоростью улитки, но всё ещё пребывала в полнейшей растерянности. 

       

      Уступив место следующей машине, я съехала в сторону. Закрыла дверь, бросила взгляд в направлении шоссе - туда, где всё ещё стоял чёрный внедорожник, и пошла в крошечный мини-маркет. 

       

      - Латте, пожалуйста, - заказала я кофе, пытаясь выдавить стандартную вежливую улыбку, но продавец на меня даже не взглянул, так что я зря старалась. Никто не знал в какую беду я угодила и вряд ли мог посочувствовать. 

       

      Парень - тёмные глаза, растрёпанная копна каштановых волос, едва ли намного старше меня, суетился у кассового аппарата. Судя по виду он валился от усталости, и его самой большой заботой было закончить смену и поскорее попасть домой. Даже если я ошибалась, и жизнь его была более драматичной, ну скажем, нечем было платить за учёбу или кто-то в семье болел, ему всё равно было в десятки раз легче чем мне хотя бы потому, что на случай таких проблем есть заранее понятные шаги, которых придерживается каждый из нас. Работа слишком тяжела - уволься или тяни лямку до последнего. Если нечем платить за учёбу - иди работать, скопи денег и отправляйся в универ позже или вовсе оставь эту затею. С какими бы сложностями ни сталкивался человек, перед ним заранее открывались известные дороги, окончания которых были примерно известны. 

       

      Но что делать мне? 

       

      Получив свой кофе, я направилась к окну мини-маркета. Встав у широкого, во всю стену окна, наблюдала за большим тёмным пятном вдалеке у обочины, которое расплывалось всё сильнее по мере того как сгущался сумрак. 

       

      Влад ждал меня, но не делал попыток подойти к заправке. 

       

      Мне казалось, что если сейчас я решу ехать обратно, Влад не станет меня преследовать и уговаривать... Я спокойно вернусь домой к тёте Таше и буду вести себя так, словно ничего не случилось. Наверное, буду трястись от страха и вздрагивать от каждого звонка в дверь в ожидании, что этот ненормальный вампир пришёл убить всех нас. Но если этого не случится и Этьен всё же не явится, то я спокойно улечу домой, где буду чувствовать себя в большей безопасности. И буду думать, не достанет ли месть сумасшедшего француза тётю и её семью... 

       

      Похоже, выбора у меня действительно нет. 

       

      Понятия не имею, что со мной случится, если я попаду в дом Влада, но жить, зная, что семья тёти пострадает, потому что я вляпавшись в неприятности, сбежала, трусливо поджав хвост, я точно не смогу. 

       

      Выбросив в урну бумажный стаканчик, я решительно пошла к своему "Акценту". 

       

      Стоило вырулить на шоссе, как я моргнула фарами. Черный внедорожник Влада вывернул вперед меня и мы поехали дальше. 

       

      Несмотря на решимость и решение поступить правильно, нервозность всё ещё крепко держала за плечи. Увидев впереди первый знак, а затем второй, я задышала чаще. Затем показалась злосчастная дорожка. 

       

      "Только её мне сейчас не хватало для полного счастья", - мрачно подумала я, сворачивая за огромной машиной Влада, которая, казалось, с трудом протиснулась в крошечный просвет и растворилась словно и не было. 

       

      Внимательно прислушиваясь к собственным ощущениям, я никак не могла разобраться, съедает ли меня страх и тревога из-за случившегося в этот проклятый день, или это снова дорога? Да, я боялась, но, кажется, не больше чем тогда, когда всю дорогу держалась за румыном. 

       

      Влад выбрался наружу и, не дожидаясь меня, пошёл по направлению к дому, из которого я отчаянно удирала поутру. Вошёл внутрь, оставив дверь приоткрытой. Но я последовала за ним не сразу, глазея на вынесенное изнутри окно. 

       

      Какой нечеловеческой силой нужно было обладать, чтобы устроить такое, не прибегая к помощи инструментов вроде кувалды или топора? 

       

      Внутри царила темень. Время давно перевалило за восемь, и если наступление ночи было не так ощутимо на ярко освещённом шоссе или среди ослепительного света фар автомобилей, здесь, в глуши, в доме где отсутствовало электричество, это было более чем заметно. Уже не говоря о том, что из кухни посвистывал ветер, успевший за моё отсутствие припорошить сваленные обломки мебели снегом. Создавалось ощущение, будто я оказалась в заброшенной хижине егеря в дремучем лесу. 

       

      Мягко скользящий лунный свет, проникавший в оставленную нараспашку дверь за моей спиной, осветил тёмное пятно, жадно въевшееся в деревянные половицы. Я поспешила сделать шаг в сторону и позвала хозяина, который растворился где-то в недрах: 

       

      - Влад? - голос слегка дрожал; пожалуй, это было место, в котором я меньше всего хотела бы очутиться. Но вот, как ни странно, я здесь. 

       

      Над головой раздались шаги. Они двигались по направлению к лестнице, и откуда-то сверху вдруг затеплилось густое оранжевое сияние. Оно становилось всё ярче, пока из-за поворота лестницы не показался Влад со свечой в руках. 

       

      Пламя вздрагивало от сквозняка, лаская сумрачное лицо пятнами-тенями. Те, живо перемещались со скул выше, доставая выступающие надбровные дуги, то вдруг соскальзывали вниз, пряча нос и губы румына в густой черноте. И только глаза продолжали удерживать в своём заключении раздвоившуюся искру фитиля, будто не давая пламени соскочить со свечи и рассеяться во мраке. 

       

      - Идём, - произнёс Влад и, неторопливо развернувшись, снова скрылся за поворотом. 

       

      Справившись с дрожью в ногах, я перехватила чемодан обеими руками и, словно защищаясь этой ненадёжной преградой, пошла к лестнице. Чемодан бился об ноги, делая движения неуклюжими, но моё внимание было захвачено тем, что ожидало наверху. 

       

      Я уже видела второй этаж, но сейчас, едва освещённый откуда-то издалека слабым источником, он разом напомнил мне все фильмы ужасов, когда-либо виденные на экране, и с лёгкостью превосходил все мои ожидания. 

       

      Остановилась я на пороге спальни Влада - именно отсюда тёк тусклый свет. Хозяин покоев неслышно расхаживал внутри, поджигая всё новые свечи. Закончив, он обернулся ко мне. 

       

      - Ты будешь спать на диване, - тяжёлый повелительный голос пророкотал, касаясь стен. 

       

      - Здесь? 

       

      - Можешь спать внизу, если хочешь, - без всякого выражения ответил он мне. 

       

      Только в этот момент я вспомнила о разбитом окне кухни. Даже если я закрою дверь гостиной, без отопления, которое отсутствовало в доме, как и многие другие удобства, я окоченею там уже к полуночи. 

       

      Я нерешительно направилась к дивану. Поставила чемодан рядом и села, чувствуя себя словно на раскалённых углях. 

       

      Виной тому могло быть то обстоятельство, что эту ночь я должна провести в доме вампира. В его комнате. И чёртов диван стоял так, что половина Влада - та, с кроватью, была прямо за моей спиной. 

       

      Мне отчаянно хотелось как обернуться, чтобы проверить, чем занят вампир, так и не делать этого из-за предательского страха, который сбивал мысли в бесполезную стаю, лишая возможности делать хоть что-то. Придумать, например, как себя защитить. 

       

      За спиной стояла тишина. Набравшись храбрости, я всё же обернулась. Пламя свечей ярко освещало опустевшую комнату - так мне показалось всего лишь на секунду. За миг до того, как моё внимание привлекло едва заметное движение за ширмой. Должно быть, Влад переодевался. 

       

      Думаю, мне следует сделать тоже самое. 

       

      Не слишком решительно я принялась расстёгивать змейку чемодана. Мне нужна была пижама и зубная щётка. Необходимое было извлечено наружу и аккуратно сложено на край дивана. 

       

      - Я воспользуюсь ванной, - произнесла я, не глядя в сторону ширмы, и пошла из комнаты, чувствуя небольшое облегчение по мере того, как между нами увеличивалось пространство. 

       

      В коридоре была прохладнее - теперь, немного согревшись, я легко чувствовала сквозняк скользивший по пяткам. Не задерживаясь, я отправилась в ванную. И только открыв нужную дверь, поняла, что там абсолютно темно. Резко развернувшись, чтобы вернуться в спальню за свечой, я чуть не влетела в румына. 

       

      - Напугал, - инстинктивно отшатнулась назад, чувствуя, как сбивчиво заколотилось сердце. 

       

      - Я подумал, тебе понадобится, - протянул он мне свечу. 

       

      Влад успел переодеться в тёмные, должно быть, спальные штаны и такую же тёмную майку-борцовку, оставляющую плечи открытыми. Судя по тому что я видела, физическая нагрузка была не чужда румыну. Плечи и предплечья изгибались сухими поджарыми мышцами, не такими, как у любителей качалки, раздувавших свои пузыри, гордо называя их "банками". Руки Влада были больше похожи на руки рабочих с папиного завода, на руки тех, кто использует тело не для развлечения, а для тяжёлого труда, убиваясь работой сверхурочно и не позволяя себе гастрономических излишеств. Вот только я была уверена, что вампиру нечего было делать на заводе. 

       

      Интересно, он выглядит так от природы или причина тому на самом деле есть, и спорт не имеет к этому никакого отношения? 

       

      Поняв, что откровенно разглядываю румына вот уже целую минуту, я потупилась, чувствуя, как схлынувший куда-то страх возвращается на своё место, тесня смущение. 

       

      - Спасибо, - я взяла всё ещё протянутую мне свечу и поспешила скрыться за дверью, только там позволив себе шумно выдохнуть. 

       

      Ну ты и идиотка, Сашка. Нашла чем интересоваться, учитывая, во что ты ввязалась. 

       

      У меня, должно быть, ушло около часа, чтобы совершить те вечерние процедуры, на которые обычно требовалось не более десяти минут. 

       

      Сначала я снова оглядывала комнату. Пусть я и оказалась здесь не в первый раз, но в вечернем сумраке всё выглядело ещё более необычным, почти мистическим. Поэтому я снова обошла взглядом странные предметы и решила всё же проверить, есть ли в кране вода. Сбивчивый, но достаточно сильный поток, хрипя, вырывался откуда-то из недр. Вряд ли сюда подходит водопровод. Наверное, скважина, - отметила я зачем-то. 

       

      Стоило припомнить, что я не захватила с собой полотенца, да и, честно говоря, не было его у меня, я пользовалась тётиными вещами, как я заметила на одной из полок требуемое. 

       

      Я была уверена, что когда я тайком очутилась здесь впервые, на полках не было ничего. Поразмыслив немного, я решила, что Влад успел заглянуть сюда, пока я рылась в чемодане. 

       

      Но я совсем не заметила, как он покидал комнату. И не чувствовала, как он подошёл сзади в коридоре. Может, вампиры двигаются бесшумно? 

       

      Но ведь я слышала, как он ходил на втором этаже, пока я топталась внизу с чемоданом. 

       

      Вернувшись в комнату, я застала Влада с книгой в кровати. Он лежал поверх покрывала, подоткнув пару подушек под спину. Я не смогла прочесть название на обложке, но, признаться, хотела бы. Хотела бы потому, что мне стало вдруг любопытно узнать, чем интересуются вампиры. И ходят ли они бесшумно. И все ли они в отличной форме, как Влад, просто потому что они отличаются от людей или, может быть, занимаются спортом. 

       

      Любопытство поднимало голову вопреки здравому смыслу. Страх таял всё быстрее, при виде того как Влад вот так, как самый обычный человек, читает перед сном книгу. 

       

      Я снова зависла в пространстве, но мужчина, должно быть, не заметил моего возвращения, и я спокойно вернулась к дивану, складывая вещи и убирая их в чемодан. На самом деле готовясь завести разговор. Чем больше я думала об этом, тем крепче становилась моя решимость осуществить задуманное. 

       

      Устроившись на диване, завернувшись в оставленный для меня плед, я прочистила горло. 

       

      - Можно спросить? - вежливо начала я, надеясь расположить румына к разговору. 

       

      - Нет, - просто ответил он. 

       

      Такого я не ожидала. И расстроилась. И даже обиделась. 

       

      - Я, между прочим, согласилась действовать с тобой заодно, а ты не можешь ответить на малюсенький вопрос после всего того, что случилось? - Под конец мой требовательный голос чуть скис, но я не отвела упрямых глаз. 

       

      Влад шумно выдохнул, откладывая книгу в сторону. Свет освещал только половину его лица, но и этого мне было достаточно, чтобы рассмотреть хмурое недовольное выражение, завоевавшее его. 

       

      - Что ты хочешь знать? 

       

      Хочу знать, что у тебя с Этьеном? Убиваешь ли ты людей, когда пьёшь их кровь? Как вгоняешь в транс? Выживу ли я? Я много чего хотела знать. А вслух спросила: 

       

      - Ты умеешь ходить бесшумно? 

       

      - Если того хочу, - отозвался Влад, продолжая вызывающе смотреть на меня, словно говоря: и не страшно тебе распускать свой длинный язык? Наверняка этим многозначительным взглядом он хотел заткнуть мне рот, заставить стушеваться, но страх, так остро атаковавший меня утром при виде живых вампиров и преследовавший после до самого возвращения в этот дом, притупился от по-домашнему простой обстановки, и я продолжила: 

       

      - Сколько тебе лет? 

       

      - Много. 

       

      "Тоже мне", - хотела хмыкнуть я, но поостереглась. 

       

      - У тебя с самого начала была машина? - "и ты просто не озаботился отвезти меня туда, откуда бы я могла позвонить в тот день домой?" - словно продолжением звучала вторая часть невысказанного вопроса и Влад не мог этого не понять. 

       

      - Нет. 

       

      "Так я тебе и поверила", - сузила я глаза, припоминая наш самый первый разговор, когда румын открыто насмехался надо мной за то, что я верила в вампиров, будучи одним из них. 

       

      Врал, не моргнув глазом! 

       

      - Это все вопросы? - спросил он, подтягивая книгу обратно. 

       

      - Нет. Если ты перекрестишься, то развеешься в прах? 

       

      - И не подумаю, - фыркнул он. 

       

      - Тогда зашипишь и убежишь? 

       

      - Я уже говорил тебе, вампиры не коты, - кажется, он припомнил наш диалог, но я продолжала с тем же напором: 

       

      - Ты вообще развеиваешься в прах? 

       

      - Нет. 

       

      - Обращаешься в камень? - повторяла я его собственные предположения, высказанные в нашу первую встречу. 

       

      - Нет, - ещё один молниеносный ответ. 

       

      - Горишь от солнечного света? 

       

      - Мы встретились днём на дороге, - заметил он, словно разочарованный моими умственными способностями, но я не обратила внимания, паля следующим вопросом: 

       

      - Умрешь от осинового кола? 

       

      Влад иронично хмыкнул от очередного шедевра народного творчества. 

       

      - Боишься серебра? 

       

      - Я не оборотень. 

       

      - Они существуют? 

       

      - Этого ещё не хватало. 

       

      - Спишь в гробу? 

       

      Бровь Влада изогнулась, и он бросил многозначительный взгляд на кровать. 

       

      - Гроб под кроватью? 

       

      - Проверь. 

       

      Я не шелохнулась, не разрывая взгляда. 

       

      - Ты дуреешь от запаха крови? 

       

      - Бред. 

       

      - У тебя вырастут клыки, если выдрать те, что есть? 

       

      - Не стану проверять. 

       

      - Ты прочёл все эти книги? - я махнула рукой назад, зная, что там располагаются книжные шкафы. 

       

      - Да. 

       

      - Читаешь с суперскоростью? 

       

      - Нет, - мне показалось, или его губы изогнулись в подобии улыбки, но темп сбрасывать было нельзя. 

       

      - У тебя суперпамять? 

       

      - Не жалуюсь, - прозвучал туманный ответ, который можно было трактовать и так и эдак. 

       

      - Ходишь в спортзал? 

       

      - Было бы забавно. 

       

      - Ненавидишь Стокера? 

       

      - И есть за что. - Пожалуй, соглашусь. 

       

      - Избегаешь чеснока? 

       

      - Из эстетических соображений. 

       

      - Пугаешь прохожих ночью? 

       

      - Боюсь спросить зачем, - он отвечал с той же быстротой, рикошетя мои пули-вопросы. 

       

      - Убьёшь меня после? 

       

      - Нет, - так же быстро ответил он и, похоже, раскусил меня. Однако было поздно - я узнала то, что хотела. И наконец смогла немного выдохнуть с облегчением, почувствовав себя лучше. 

       

      В эту игру - вопрос-ответ - я научилась играть давно. Когда-то это было модно, и я с моими дворовыми друзьями убивала всё лето, перебрасываясь всевозможными вопросами. 

       

      Если собеседник заранее знал, что с ним играют, добиться нужного ответа было почти невозможно, но если навязать игру без понимания, взять хороший темп и задавать глупые и смешные вопросы, давая тому расслабиться, получить правдивый ответ на единственно важный вопрос - ответ, который только что прозвучал в этой комнате, было не так уж и сложно. И у меня получилось. Пусть я давно не практиковалась и вопросы действительно были просто идиотскими, но я добилась своего. 

       

      - Неплохо, - тихо отметил Влад и его лицо, вернее, его освещённая часть, приобрело другое выражение. Более внимательное, что ли. - А теперь, когда ты убедилась, что тебе действительно ничего не грозит, ложись спать. 

       

      От голоса румына веяло ледяным холодом. Должно быть, он не ожидал, что я его подловлю, и расстроился. 

       

      - Последний вопрос, - тихо произнесла я, и, не дожидаясь, спросила: - Что будем делать завтра? Как найдём Этьена? 

       

      Влад ответил, будто нехотя, после небольшой паузы: 

       

      - Ты поедешь в Брашов. Думаю, он попытается с тобой связаться или отыскать там, где у него получилось однажды. 

       

      - Но почему? По идее, я должна держаться от него подальше, избегать тех мест, где сталкивалась с ним и всё такое. 

       

      - Это уже второй вопрос, - осадил меня Влад, но всё же снизошёл до ответа: - Он наверняка считает, что я стёр тебе память и ты ничего не помнишь. 

       

      - Тогда тем более, зачем я ему? 

       

      Влад тяжело вздохнул, - похоже, я действительно испытывала его терпение. 

       

      - Затем, что лучше стереть любые следы его поступка, на случай, если это происшествие всплывёт, - а затем немного подумал над чем-то и добавил: - Закрытый отрезок памяти можно вернуть. 

       

      - То есть, если бы ты приказал, мои тётя с дядей всё бы вспомнили? 

       

      - Именно. А теперь спать, - с нажимом сказал Влад и с шумом захлопнул книгу. Затем потушил свечи и лёг.