Марлен Фарина. 9

 рекомендуем техцентр

—К две тысячи тридцатому году Китай станет мировым лидером по выработке электроэнергии ветряными двигате­лями, — отвечает Юнь со спокойной уверенностью. — Нашу страну не зря называют “Империей ветра”. Когда-нибудь вы будете закупать у нас почти все, даже ветер. А у вас мы будем производить что-нибудь второстепенное. Но вы сами в этом виноваты. Если бы французы любили Францию так, как мы любим Китай, вы и сейчас были бы первыми в мире, как в ты­сяча семьсот восемьдесят девятом году.

Мы немеем от изумления. Один Люка открывает рот, что­бы возразить, но тут же его закрывает, потому что я щиплю его за ляжку. Если она продолжит свои политические выпа­ды, он ей выложит, что ее жениха через пять часов кремиру­ют, так что, в принципе, ее больше ничего не держит во Франции, скатертью дорога.

    Знаете, чего мне по-настоящему хочется? продолжает она тоном заговорщицы. — Увидеть “Джоконду”.

- Настоящую? - удивляется Бани. — Прямо сейчас?

    А почему бы и нет? — говорит Жан-Клод, готовый вос­пользоваться любым предлогом, лишь бы подольше помурыжить свою дочь. — Перед площадью Согласия повернешь в туннель направо и припаркуешься на стоянке у Лувра.

    Не настоящую, - отвечает Юць. — Ту я знаю наизусть, и мне не нравятся ее размеры. Я всегда ее пишу в формате сто двадцать на сто сорок: так улыбка заметнее... Нет, я хочу уви­деть ее статую. Я прочитала рекламу в самолете... Ну, вот и приехали.

Она включает правый поворотник, проезжает между Ма­лым дворцом1 и садом ресторана “Ледуайен” и останавлива­ется прямо перед парковщиком.

    Мы ненадолго, - говорит она ему, когда он открывает дверцу и снимает фуражку.

Ошеломленные ее самоуверенностью, мы следуем за ней, пробираясь через снежную кашу. Пока Бани ищет в кармане десять евро для парковщика, она мчится к большому павиль­ону, стоящему между двумя белыми швейцарскими домика­ми, в которых сейчас развернулся рождественский базар.

К окошку кассы тянется очередь метров на пятьдесят. Бани догоняет нас и объявляет, что пойдет купить нам вафли.