ОТ СКОРБИ ПРОИСХОДИТ ТЕРПЕНИЕ. 26

 

Звонок А.А. Парпары. Перечитал «Яблоки русского сада».

    Интересный материал для тех, кто будет изучать время и творче­ство.

     Да кому это будет интересно, — возразил я.

     Откуда мы знаем, куда яблоко закатится.

     Это что, пословица? Впервые её слышу.

     А я впервые это говорю...

Анатолий Анатольевич тоже едет на съезд Союза писателей в Калугу. Там повидаемся.

7    октября

Николаю Алексеевичу Бондаренко — 75 лет. С В.Г. Цветковым поеха­ли к нему домой в центр Сормова поздравлять. Вручили «бумагу» от ад­министрации города и подоспевший к этому времени № 40 «Вертикали. XXI век», где у юбиляра опубликован фантастический роман «Бег сво­бодных Кентавров». Приехали болдинцы. Даря Н.А. Бондаренко фото­графии, Владимир Георгиевич ловко прокомментировал наше пребыва­ние на Пушкинском празднике в Арзамасе — и что делегация большая, и что выступали в полном зале. Одним словом — умыл болдинских руко­водителей от культуры. Мол, вы нас не приглашали (позвали неведомо кого), а мы и без вас прекрасно обошлись.

Заноги сегодня развесили свои картины у нас в большом зале Союза писателей. Получилась полноценная выставка.

10    октября

В Выставочном зале на площади Минина В.И. Занога представил своё творчество в честь своего 60-летия. Множество работ, но меня не покидало чувство пестроты, измельчённости общего впечатления. Мно­жество мелких этюдов — и в общем коридоре, и в залах. В подавляющем большинстве каждый по себе они хороши. Много нежности, чувства, со­зерцательности. Но нет чего-то обобщающего, цельного в самой выстав­ке. Всё это замечаю, конечно же, с глубочайшей доброжелательностью к своему другу.

И ещё одно неожиданное впечатление — известные картины потеря­ли свой внушительный размер, стали меньше в пространстве больших залов. Никак этого не ожидал.

Впервые говорил на открытии выставки в Выставочном зале. В за­вершение прочитал любимое своё четверостишие из Тютчева: «Един­ство, объявил оракул наших дней...» После сидели у нас в зале. Свет тускл, вокруг полумрак. Но и поздравляли Владимира Ивановича, и пели русские песни от души. Занога даже немного захмелел (что ему совсем не свойственно), и вообще, всем было и тепло, и сытно.

13    октября

Истинно золотая осень. Солнце, листва горит. Поехал на Щёлковский хутор. В музее деревянного зодчества (в церкви XIV века — так мне сказал Н.П. Мидов во время вчерашнего звонка) должна пройти служба.

Шёл мимо территории воинской части, в которой одно время служил. Где находился старый медсанбат, стоят дома (А я помню, как там лежал с флюсом. Однажды вышел на лежаки позагорать, а это увидел какой-то старший командир и наорал). Да и всё другое снесено — клуб, столовая, казарма, штаб.

Однажды во время проверки нам устроили кросс. За поворотом стоял автобус «Пазик» и всех отстающих подвозил до «Сахарного дола», чтобы результаты забега убрались в нормативы. И тогда обмана и очковтира­тельства хватало.

Теперь в этом районе много дорогих особняков. Хоть и город, а место тихое, в стороне от суеты — почти деревня.

14    октября

В областной библиотеке Светлана Леонтьева устроила презентацию альманаха «Дня поэзии». Из Москвы приехал Алексей Владимирович Шацков — главный редактор этого альманаха. Познакомились. Пришлось не­сколько слов сказать на камеру для телевидения и выступить со сцены.

Целый день в Союз писателей шли люди. Привезённые журналы све­жего номера закончились. Для Москвы надо привозить ещё.

15    октября

Занога позвал ещё раз на свою юбилейную выставку. Ходили с Вла­димиром по пустым залам, смотрели «Творческий путь длиною в жизнь». Всё знакомо, и оттого возникает в сердце какое-то совершенно особен­ное, сопричастное, волнительное чувство. Перед расставанием Влади­мир Иванович просто заставил меня что-то выбрать для себя. Со време­нем стал намного мягче, даже сентиментальнее, как мне показалось. Мы одинаково относимся к времени с полным пониманием, что для земной жизни оно кончено. Теперь перед расставанием друг с другом почти всегда обнимаемся.

В театре драмы открытие VI Всероссийского Горьковского фестива­ля. На этот раз спектакли привезут из многих городов России, а также из Белоруссии и Литвы. Сегодня показывал «Чудаков» театр им. Вла­димира Маяковского. В игре актёров (безусловно, хорошей) много вто­ричного, даже театральных штампов. Но текст М. Горького (от полити­ческих трактовок мировых событий до нравственных оценок личных поступков) совершенно современен, актуален.

А.В. Мюрисеп провёл меня в кабинет нового художественного руково­дителя нашего театра Вадима Данцигера (я там впервые — великолеп­ная старинная отделка с куполообразным потолком, лепниной), позна­комил нас. Вадим Иосифович был приветлив, предложил виски, кофе.

16   октября

В областном Законодательном Собрании заседание рабочей группы по совершенствованию действующего законодательства о некоммерче­ских организациях. Я в неё вхожу. Поначалу отношение ко всему про­исходящему скептическое — ну что эта группа может решить? Но затем полезность моего пребывания здесь для меня стала очевидной. Инфор­мация — вот главная ценность. И здесь есть возможность её получать. Некоторые сведения я уже взял на вооружение.

В театре драмы на этот раз спектакль «На дне» показал театр из Виль­нюса. Своеобразная постановка. Ряды зрителей расположены на возвы­шении на сцене спиной к зрительному залу. Занавес закрыт. Актёры за столом у задней стены сцены. Декораций никаких, кроме груды пласт­массовых ящиков в углу.

Играют только второй акт. Пьют сами и угощают зрителей водкой. Декламируют на литовском, но, обращаясь к зрителям, переходят на чи­стейший русский. И тут всё начинает походить на представление шоу «Уральские пельмени». А до того — энергично, захватывающе. Субтитры проецируются на стену, зрителям понятен текст.

Странно, но от этой игры я вновь иначе, по-особенному ощутил смысл горьковской пьесы. Каким-то нутряным чувством ощутил.

Когда спектакль закончился, и актёры, в основном молодые люди, выстроились у кирпичной (неоштукатуренной) стены — то стали они та­кими милыми и застенчивыми. Удивительное различие с тем, какими они только что были в спектакле.

Разговаривал по телефону с Н.Н. Шестинской. Обязательно надо с Ниной Николаевной повидаться, когда буду в Москве.

Пришло письмо от Н.Б. Рачкова. Николай Борисович возмущён, что в книжном варианте из его интервью убраны (в перечислении) имена Шамшурина и Цирульникова. Чешутся руки написать ему «открытое письмо» по поводу этих господ. Соберусь ли — не знаю. Надоели они мне все до невозможности своим ханжеством, ложью, неискренностью, гипертрофированными оценками собственной значимости.

Пришла мне мысль организовать творческий вечер у нас в Союзе пи­сателей с Владимиром Заногой. И с 60-летием поздравить, и с окончани­ем выставки, и пусть свои песни попоёт вволю. Он это любит.

17   октября

Бездарно погубленный день. Приезжал Чугунов. Вечером спектакль «Варвары» Красноярского драматического театра. Скучный. Актёры устроили спортзал — выскочат, реплика, убежали. Оформление сцены невыразительное. Где режиссёр? Но досмотрел до конца.

Ехал домой поздно, в жуткий холод.

18   октября

Утром звонок Н.Н. Шестинской. В «Общеписательской литературной газете» нижегородская литфондовская «кучка» опубликовала письмо против меня. Воспринял известие спокойно. В интернете прочитал (на 4-ой странице два письма — против Юрия Полякова и меня) и тут же начал писать ответ. Хлопцы вновь подставились ложью, дав мне повод в очередной раз написать об их «шалостях». Написанное отослал в «Лите­ратурную газету» Юрию Полякову. Надеюсь, что опубликует.

В Союз писателей позвонила вдова Владимира Васильевича Половин- кина. Просит письмо на имя руководства города с просьбой на установ­ление мемориальной доски у подъезда, где жил поэт. Тут же подготовил.

Договорился, что на круглый стол в музей-квартиру М. Горького (в рамках проходящего фестиваля) пойдут А.В. Мюрисеп, А.А. Абрашкин,

В.Г. Цветков, А.М. Коломиец. Сообщил об этом Алле Марковне Лебеде­вой, чем, похоже, её порадовал. Замечательные всё-таки люди работают в этом музее.

В театре «Васса Железнова» Севастопольского детского театра. Милая постановка уровня детского утренника. Во время одного монолога, об­ращённого с авансцены в зал (горящие глаза, распростёртые руки), я не выдержал и рассмеялся (а монолог обличительный), так это было по- детски наивно.

Ушёл в антракт. Побоялся, что слишком поздно закончится представ­ление, а на улице холодно, автобус придётся долго ждать.

19   октября

Ночью получил ответ из «Литературной газеты». Благодарят за мате­риал.

 

Последний раз побывал на спектакле фестиваля им. М. Горького (зав­тра утром уезжаю в Москву). Томский областной театр показал «Стари­ка». И это оказалось лучшим спектаклем, что удалось мне посмотреть в дни фестиваля.