ОТ СКОРБИ ПРОИСХОДИТ ТЕРПЕНИЕ. 27

 

Жаль, что не смогу посмотреть остальные спектакли. А там и «Дачни­ки», и «Дети солнца», и вновь «На дне». Будут два питерских театра. Но повсюду не успеть. Приходится смиряться.

13    — 25 октября. Москва — Калуга

Еду на поезде. Везу книги и журналы для книжной палаты и авторам. На Курском вокзале встретил Н.В. Офитов с сумкой на колёсиках. Раз­грузившись у него в квартире, вместе отправились в Союз писателей России. Удачно подписал все свои бумаги у Сергея Котькало и Генна­дия Иванова. Назад пошли пешком до метро «Площадь революции». По пути зашли на территорию «Провиантских складов» — музей Москвы. Идиотские инсталляции из подвешенных труб (одна), из старых рам с разбитыми окнами (другая), уродливая форма, напоминающая челове­ческое тело в разных дырках (третья) и далее всё в этом роде. И только небольшой памятник Владимиру Алексеевичу Гиляровскому, покинуто и одиноко, как дань реалистическому искусству, сопротивляется всему этому хаосу, самодовольству пошлости и лицемерия.

21.10.   Пленум в Союзе на Комсомольском проспекте. Обед. В автобу­сах едем в Калугу. Там размещаемся в гостинице в каких-то невероят­ных условиях — от четырёх до восьми человек в номере. Нас в четырёх­местном номере было трое (ещё один карел и Евгений Семичев).

Семичев, конечно, беспробудно пил (мне сказали, что он развёлся с Дианой Кан — та не выдержала его загулов), но особых неудобств нам не доставлял, так что я выспался.

Вечером долго гуляли с Анатолием Парпарой. О многом переговорили. Когда вернулись в холл гостиницы, то попали в компанию питерцев (Ни­колай Коняев, Андрей Ребров, Борис Орлов) и тюменца, поэта Николая Васильевича Денисова.

22.10.   Съезд проходит в зале филармонии. Главная тема (их даже две — внесение изменений в Устав организации и выборы председа­теля) отходит на второй план. Всех беспокоит невероятное количество серости, принятой в члены СП, и в основном через Москву, непосред­ственно на секретариате Союза.

Приветствовали съезд губернатор Калужской области Анатолий Дми­триевич Артамонов и митрополит Климент. Зачитали напутствия от Юрия Васильевича Бондарева и министра иностранных дел Сергея Викторовича Лаврова.

Доклад В.Н. Ганичева оказался формальным, неинтересным. Гово­ря о внутрисоюзных делах, он подтвердил — за недостойные поступки нужно снимать с учёта в организациях.

Затем председателем съезда избрали Станислава Куняева.

Председатель ревизионной комиссии сообщил следующие цифры. За прошедший период умерло 284 члена Союза писателей России. Содер­жание здания на Комсомольском проспекте обходится в 3 250 000 ру­блей в год. (Где они их только достают?) Пожертвования Союзу состав­ляют 2 750 000 рублей.

Николай Переяслов, как председатель мандатной комиссии, доложил: в организации 7453 человека. 92 региональные организации. На съезде присутствуют 164 делегата от 70 организаций.

Далее пошли выступления. Я делал какие-то заметки, которые и пере­несу сюда.

Владимир Молчанов (Белгород): «Юрий Бондарев сказал в 1991 году (когда отнимали здание Союза): «Мы Сталинград отстояли, а уж дом пи­сателей обязательно отстоим». (А где, интересно, тогда был Ганичев? - В.С.)

Владимир Скиф (Иркутск). Праздник русской культуры и духовности «Сияние России» — уже девять лет В.Г. Распутин им не занимается, а подготавливаю его я. Раскольники создают отдельную организацию. Их вдохновитель Бронштейн, которого редактирует и печатает в «Нашем современнике» С.Ю. Куняев.

Николай Чербенец (Минск). Создан совместный российско-белорус­ский Союз писателей. Но что дальше? Всё остановилось. Нужно прини­мать членов. Вышел всего один номер совместного журнала. (Подарил в президиум фигурку зубра.)

Профессор из Китая Жэнь Гуансюань — представитель Союза писа­телей Китая. Приветствие.

Владимир Крупин (Москва): «Национальная идея — воцерковление. Руководители Союза — надо самим отказаться от премий, тогда они бу­дут присуждаться более объективно».

Иван Переверзин (Москва). «Вы нам вручили свои литературные судь­бы, но и мы без вас ничто. Нужно всё делать сообща».

Машбаш Цхак (Адыгея). 52 года руководит писательской организаци­ей: «В Союзе писателей сейчас раздрай. В нашей организации 34 чело­века. Слабым мы говорим — с этой книгой мы тебя не примем. Мне 83 года. Надо объединять национальные литературы. Эта работа ослабла. У меня ордена «За заслугу перед Отечеством» 4, 3, 2 степеней. А 1-ой мне не дали, отказали. Мне это очень обидно».

Бояринов (Москва). Рассказал о трудностях в отстаивании здания Московской организации. Им выставили 1млн. 800 тыс. рублей за арен­ду земли — в год, пожарники за сигнализацию потребовали ещё 1.5 млн. Но Сергей Семёнович Собянин (мэр столицы) отсрочил оплату за землю до 2014 года.

Александр Кердан (Екатеринбург). Они добились присуждения пре­мии Федерального округа.

Лариса Георгиевна Баранова-Гонченко (Москва): «Мы потеряли ау­диторию. Поэты теперь мне читают стихи по телефону. Потеряли бюро пропаганды. Надо работать с армией и духовенством — вот наша ауди­тория».

Борис Орлов (С.-Петербург): «Необходимо провести перерегистрацию членов Союза писателей России».

Туйганов (Башкирия). На плохом русском языке отчитался о проде­ланной работе.

Владимир Бондаренко (Москва): «Начитался прозы в санатории (был там после инсульта). Русская литература находится на очень высоком уровне. Союз писателей нужен. Но нужна мощная пропагандистская де­ятельность. Окололитературные споры не страшны. Лишь бы писатели писали хорошие произведения».

Альберт Лиханов (Москва): «Что с нами происходит? Почему не пи­шем о сегодняшних страданиях людей, их переживаниях. Идёт нараста­ющая ожесточённость в мире. В России в год зафиксировано 130 тысяч случаев насилия над детьми. 2 тысячи детей убили».

Елена Пиетиляйнен (Петрозаводск): «Надо поддержать наши журна­лы». Далее традиционно о своём «Севере».

Николай Иванов (Москва): «Мы готовили двадцать лет запасной аэро­дром (подобно тому, как на Севере один человек оберегал аэродром, на который опустился терпящий бедствие наш ТУ-154), для нашей страны. Министерство обороны обратилось в издательство «Вече» и попросило предложения о взаимодействии. Мы теперь можем делать одиночные командировки в войска и на флот». (Это очень интересное предложе­ние!)

Александр Смышляев (Камчатка): «Горизонтальные культурные связи между нашими регионами разрушены полностью. Больше надо обра­щать внимания на окраинные организации».

 

Станислав Куняев (Москва). (Тут необходимо вступление. Когда от­крывался съезд, и все встали под гимн страны, Иван Переверзин, как полоумный, начал что-то бесконечно, эмоционально говорить Куняеву, указывать ему на текст его выступления, перебирать бумажки, тыкать в них пальцем. И всё это происходило во время звучания гимна. Мне по­казалось, что Куняеву от этого хамства было неловко, но он, соглашаясь, кивал головой.) Текст выступления он читает. Какие-то вставки, види­мо, дописывались по ходу.