ЗЛАЯ ЛЮБОВЬ. 9

 

Спектакль был сыгран отменно. зрители тоже знали, что за событие сопровождает сегодняшний спектакль, и устроили юбиляру в конце настоящую овацию. После антракта герой уселся в директор­скую ложу и стал смотреть концерт, который для него приготовили его друзья и артисты. А в начале, выйдя на сцену, директор театра сказал, мол, мы

хотим возродить старую театральную традицию бенефисов, которая предполагает вручение бе­нефицианту всей суммы сбора от сегодняшнего спектакля. И по рядам передал Максиму пухлый конверт.

— Деньги в конверте, — пошутил дирек­тор, — и поэтому наша валюта сегодня — кон­вертируемая.

Еще был капустник, шуточное попурри из всех спектаклей театра, в которых Максим участво­вал. А еще группа самых красивых и просто хоро­шеньких актрис спела музыкальные дифирамбы герою, с недвусмысленным предложением себя в конце каждого куплета.

Максим нам всем необходим!

Красив, талантлив и любим.

Но одинок, и мы хотим

Решить: кто все же будет с ним.

Максим был смущен, встал со своего места, приложил руку к сердцу и послал девушкам воз­душный поцелуй, который репетировал с утра. оказалось — не зря. Пригодилось. Тем не менее внятного ответа от холостяка никто не дождался. Девушки, убедительно отыграв разочарование, удалились за кулисы. одна из них даже стала, ухо­дя, вытирать глаза.

«Талантливая молодежь, — усмехнулся про себя Максим, — порадовали старика. Достойная подрастает смена». А дальше он подумал уже вполне серьезно: «ох, поскорее бы все это кон­чилось. Мне говорили, что юбилей — это тяжело, но я не знал насколько. Ну ничего, сейчас пережи­вем банкет с тостами — и домой».

И вот началась финальная часть вечера. Мак­сим и не знал, что будет не банкет, а фуршет, то есть когда не сидят за столами, а стоят или про­хаживаются. Берут себе всякую снедь и никуда не садятся. «Так решила дирекция, но это и хо­рошо, — подумал Максим, — все быстрее за­кончится. Пережить спокойно и вступить в Новый год». Максим уже давно поздравлял друзей не с днем рождения, а с их персональным Новым го­дом. Это его нововведение потом подхватили многие. А что касается друзей, то с ними вече­ринка была намечена на завтра. узкий круг и ни одного артиста. Друзья детства и более поздние, но те, с которыми Максиму было по-настоящему интересно и на которых он мог всегда положить­ся. В любой момент, в любую тяжелую минуту. Их было немного, но вполне достаточно для того, чтобы жизнь не просто казалась, а была надежной и честной.

Еще во время концерта он обратил внимание на очень красивую женщину лет тридцати, ко­торая сидела в тринадцатом ряду партера, не­вдалеке от той ложи, где он восседал и слушал дифирамбы. Странно, что такая особа сидела, по-видимому, одна, никакого спутника рядом с ней не было. Что-то кольнуло тогда в области не­тронутого новой любовью сердца юбиляра, но он отвлекся и сосредоточился на том, что происходи­ло на сцене. однако она не могла не запомнить­ся, уж очень была хороша собой. Через какое-то время Максим еще раз скосил глаза в сторону заинтересовавшей его женщины и... не увидел ее, ее место было пусто, она, стало быть, ушла. Юбиляр вздохнул и с удивлением констатировал, что огорчился, хотя огорчаться было не из-за чего, они ведь даже не были знакомы, а она и вовсе ни разу не посмотрела в его сторону.

 

И все же. от судьбы не уйдешь. А вы, веро­ятно, уже догадались, что эта женщина появилась в рассказе не случайно. Появилась она сначала в зале, вызвав в душевном вакууме Максима, в его остывшем, пустом, безлюбовном сердце какую-то тень чувства: быть может, интереса, любопытства, зародыш симпатии — и только. Но все же, все же. Затем она исчезла, опять вызвав слабую, но все-таки эмоцию: огорче­ние, досаду, короткую и тут же почти забывшу­юся. И вдруг он увидел ее вновь на фуршете. обрадовался — обрадовался до того, что сам подошел к ней с бокалом, чтобы познакомить­ся. Она стояла и чуть-чуть улыбалась так, будто ждала, что он подойдет, знала.