Безголовый жених.

 

   И только я посмотрел на жениха и невесту, сердце моё поперхнулось, а по спине мурашки сыпнули. В женихе я увидел самого себя, а в невесте узнал Ксению.

   Я смотрел на Ксению, светящуюся в сеянии свечей, на её такое любимое и родное лицо, и не мог оторвать глаз. ""Пары соединяются на небесах", -- вспомнил я известное изречение и подумал: -- Мы венчались на небесах, а в жизни так и не встретились". И венчались, кажется, давно. Выглядел я гораздо моложе. Наверное, это случилось, когда я первый раз увидел милую Ксению, -- примерно восемь лет назад.

   Да, я сразу понял, что это видение из какого-то таинственного прошлого, странного и необъяснимого, которое так и не стало реальностью. Удивился, конечно, но вовсе не растерялся. А тут ещё воспарил под купол храма словно душа. Я летал невидимый даже для самого себя и видел маму, задумчивую с тихой радостью в глазах, давно умершего отца, одухотворённого и со свечкой в руках. Тут были мои друзья, и самые близкие родичи, родители Ксении, её родственники и дорогие люди.

   Всего таинства я не увидел, а зацепил совсем малую часть. Началось вот с чего. Стоят, значит, мой Иван и Ксения на белом плате лицом к царским воротам алтаря, в руках у них венчальные свечи, и батюшка спрашивает жениха:

   -- Имеешь или твёрдое расположение, твёрдую решимость взять себе в супруги сию рабу божию, её же видишь перед собою.

   -- Имею, честный отче, -- отвечает мой Иван.

   -- Не обещался ли иной невесте?

   -- Не обещался, честный отче.

   Затем батюшка обратился с теми же словами к невесте. Потом читал молитвы, связанные с обрядом венчания. А затем возложил на головы жениха и невесты венцы и, обратив к небесам взор свой и подняв руки, произнёс:

   -- Господи, Боже наш! Славою и честью венчай их!

   И только он это промолвил, некий таинственный вихрь подхватил меня и швырнул так, что я в мгновение ока оказался в своём театре.

   И опять какая-то несуразица! Закинуло меня в кресло первого ряда партера, где-то посерёдке. Справа от себя я увидел Николая Сергеевича Алаторцева, который сосредоточенно и напряжённо о чём-то думал и даже не повернулся в мою сторону. Слева от меня сидела Ольга Резунова. Она скосила на меня хитрые глаза и, казалось, совсем даже не удивилась моему внезапному появлению. Завес был опущен, как перед спектаклем. Я посмотрел по сторонам, назад обернулся и увидел, что зал полон зрителей, даже в проходах стоят. Мало того, в непосредственной от меня близости в первом, во втором и кое-где в третьем рядах сидели актёры и актрисы нашего театра. Прямо за своей спиной я увидел Лизу Скосырёву в окружении Васи Глинского и Кирилла Геранюка. Её муж Володя Шалоберкин сидел немного в стороне рядом с Анжелой Дымовой. Все они о чём-то переговаривались друг с другом, а меня словно не замечали. Но больше меня удивили зрители. Я растерянно смотрел на них и каким-то чувством понимал, что всех этих людей я более или менее знаю. И даже вглядываясь в незнакомое лицо, я мог поклясться, что моя жизнь каким-то образом связана с этим человеком.

   -- Ваня, у тебя программки нет? -- мило улыбаясь, спросила Ольга. -- Не знаешь, что за спектакль?

   -- Не иначе премьера, -- подмигнул Николай Сергеевич. -- Шутка ли, полный зал!

   -- Ой, я так волнуюсь, -- с придыханием всхрапнула Ольга. -- Как будто самой сейчас на сцену.

   А меня тихая грусть сковала, совсем не хотелось ни шутить, ни смеяться.

   -- Почему все наши в зале? -- тихо спросил я, и не узнал своего голоса. -- А играть кто будет?

   -- Был бы цирк, а клоуны найдутся. Сцена пустоты не терпит.

   -- Всё загадками говорите, Николай Сергеевич, -- вяло усмехнулся я и вдруг неожиданно для самого себя произнёс: -- А я только что с Ксенией повенчался. Или, лучше сказать, видел, как это бывает... Она правда моя родная душа?

   -- А ты что, сам не понял?

   -- Понял.

   -- Ксения не только твоя любимая и родственная душа, -- захлёбываясь от некой таинственной радости, сказала Ольга, -- вас очень и очень многое связывает!

   -- Так много, что я ничего об этом не знаю...

   -- Это всего лишь нюансы... Ну что, Николай Сергеевич, я же говорила! Какой же молодец наш Ваня! -- ликовала Ольга. -- И любимую свою нашёл, и венчанье посетил... Суженую и кривыми оглоблями не объедешь!

   Николай Сергеевич сдержанно улыбнулся и покачал головой.

   -- Ну, достижение пока скромное. Поглядим, что дальше будет.

   -- А мне кажется, как раз сейчас и увидим продолжение. После венчания всегда праздничное застолье бывает. Мне вообще по секрету сказали, что это Ванин бенефис будет.

   Я молчал. Занавес всё не поднимался, и Ольга опять на меня насела.

 

   -- Вань, не темни, выкладывай: как венчание прошло? Ты в Синичку сильно влюбился? Я страсть как такие истории люблю!