Безголовый жених. 2

 

   -- Что же тут удивительного: твоя лучшая роль...

   -- Да, но я вроде как умер.

   -- Вань, брось, о венчании расскажи! -- не унималась Ольга. -- Тебе понравилось? Невеста счастлива?

   -- Вряд ли... Словами не передать... -- отмахнулся я и опять обратился к Алаторцеву: -- Так я жив или мёртв?

   -- А кто ж тебя знает! Твоя душа в потёмках...

   -- Николай Сергеевич, ну, мне уже совсем не до шуток!

   Алаторцев посмотрел на меня внимательно и стал серьёзный, как сизый лунь.

   -- А что тут странного... Бывает, жизнь раздваивается для какой-то надобности. Человека никак не вразумишь, пока смертью не ушибёшь... Так и есть: ты одновременно и жив, и мёртв. От тебя зависит, какой вариант останется.

   От такого объяснения у меня ещё больше перепуталось в голове.

   -- Да-а, яснее не бывает... успокоили... Странно я как-то живу -- и там, и сям. Что-то между нами никакой связи не чувствуется.

   Ольга хмыкнула и сказала:

   -- Вот когда почувствуешь себя душой, тогда везде будешь себя инден... инфен... иден-фи-ти-цировать. Чуть язык не сломала!

   -- И зачем это всё надо?

   -- Зачем, зачем... -- проворчал Николай Сергеевич. -- Чтобы избежать человеческой глупости. Разве этого мало? Бывает, из-за какой-то малости, нелепицы человек может полностью поломать свою судьбу, а то и -- чужую, в один миг сделает нечто такое, что уже никогда поправить нельзя.

   -- Да... не исправишь... -- задумчиво сказал я. -- Не исправишь...

   -- Ну-у, у тебя-то пока не всё потерянно... Я же тебе говорю: там бы ты и впрямь ничего не вернул, а здесь, глядишь, что-то и выправится.

   -- Здесь это запросто, -- поддакнула Ольга.

   -- Ну да... С чего, прикажете, начать?

   И в этот момент стал подниматься занавес.

   -- Давай лучше спектакль смотреть, -- устало сказал Николай Сергеевич. -- Может, и для тебя подсказка вывернется.

   А мне и так уже не до разговоров стало: открылась сцена, и оторопь пробрала меня до самых косточек.

   Я узнал тот самый банкетный зал ресторана "Русская душа", где семь лет назад проходила наша с Лерой свадьба. Увидел всех, кто присутствовал тогда. Родителей и друзей, родственников, и конечно же, себя и Леру -- таких молодых и счастливых жениха и невесту... Всё выглядело настолько реально, словно никакого намёка на бутафорские декорации, и люди самые настоящие, а не тщательно загримированные актёры.

   -- Что-то не пойму, -- озадаченно вопрошала Ольга. -- Говоришь, венчался с Ксенией, а здесь какая-то другая невеста...

   -- Это Валерия, жена Вани, теперь уже вдовица... Неужели не узнала?

   -- Узнать-то узнала, но я думала...

   Николай Сергеевич вздохнул и задумчиво произнёс:

   -- Думать никому не запрещается... Э-хе-хе... как же всё-таки прекрасно окунуться в прошлое, увидеть себя молодым, преисполненным сил и стремлений... Снова побывать на своей свадьбе -- это ли не мечта?..

   -- А почему... на сцене? -- заплетаясь языком, спросил я.

   -- А как же, нет ничего честнее, чем суд зрителей... Публике угодить трудно, её не обманешь.

   Что я мог ответить? Я отрешённо смотрел на сцену, и волосы на моей голове шорохтели.

   Позади одна за другой сыпались реплики:

   -- Надо же, пьесу Бешанина всё-таки инсценировали. Вот так сюрприз!

   -- Кто-нибудь видел этот спектакль раньше?

   -- Я видела. Ничего особенного, обычная мажорная пантомима, с буффонадой и фейерверками.

   -- А как вам невеста? Правда, очень хорошенькая?

   -- Невеста была хороша...

   -- А мне уже нравится. Какой забавный подбор актёров! Колоритнейшие типажи... нет, ну что за лица!

   Я не мог даже обернуться. Потрясённый и растерянный, я взирал на сцену, и мысли мои унеслись в прошлое, на семь лет назад. На той свадьбе было очень много родственников и близких людей Леры и совсем мало с моей стороны -- им просто не хватило места. Очень хорошо помню всех, кто присутствовал тогда на свадьбе. Каждого могу назвать поимённо. И мы с Лерой такие же, как тогда. Мой Иван Бешанин -- нарядный и счастливый, с красной в блёстках щегольской бабочкой на шее. И Лера -- в искрящемся белоснежном платье с розовыми и бирюзовыми узорами. Вот только у неё откуда-то взялся огромный живот, и срок как будто где-то 10 -- 11месяц.

   Ну да, на сцене была не совсем та свадьба. Тогда мы с Лерой бабушек и дедушек своих не пригласили... ну... так получилось. У меня только бабушка Аля была ещё живая, но она сильно болела, еле ходила. А Лера своих бабушек и одного дедушку почему-то решила не звать. Она мне тогда сказала: "Свадьба -- для молодых. Мне тошно от всех этих церемоний в дань традициям". Вот и понимайте, как знаете. Но так, видимо, положено на небесной свадьбе, что все бабушки и дедушки, будь они хоть живые, хоть мёртвые, присутствуют в обязательном порядке на свадьбах своих внуков и внучек. Самое им почётное место. А ещё на сцене были знакомые и незнакомые мне люди, которых не было на той свадьбе.

   Сами понимаете, как меня потянуло на сцену. Так захотелось обнять отца и маму, бабушек с дедушками и всех дорогих и близких для меня людей. Но я словно прирос к креслу, и даже не чувствовал своего тела. Да и Николай Сергеевич сразу же предостерёг от каких-либо поползновений.

   -- И не думай, Вань! -- строго сказал он. -- Смотри и слушай старательно, внимай всеми фибрами души. А ежли станешь мешаться, сразу всё исчезнет.

   Но главное, на сцене, на этой странной свадьбе я увидел Ксению. Она сидела за праздничным столом в том же самом белом красивом платье, что и на венчании, и смотрела на жениха, такого весёлого и счастливого. Ну и на не менее счастливую невесту тоже смотрела... Она как-то загадочно и виновато улыбалась, и в её глазах не было обиды или осуждения. Мне даже показалось, в её глазах я прочёл пожелание, чтобы роды прошли благополучно...

   Знаете, вообще-то на той свадьбе, семилетней давности, весело было, пьяные шутки и смешные розыгрыши. Я был искренне счастлив, думая, что выдернул счастливый билет. Светилась и Лера, смеялась и с гордостью поглядывала на своих подруг.

   И сейчас на сцене было весело, но как-то не так.

   Всё происходящее, казалось, подчинено законам сценического искусства. Я пристально смотрел на Ксению, надеясь поймать её взгляд. Но ни она, ни кто-либо другой со сцены на меня не смотрели. Иной раз мне казалось, что кто-то мельком глянул в мою сторону, но я думаю, это случалось невольно.

 

   -- Какой интересный спектакль, -- с болезной улыбкой сказал я. -- Это правда Ксения или актриса какая-то?