Моя Лиза. 1

рекомендуем техцентр

 

Это уж я после уз­нала... — жена продолжала хладнокровно помешивать суп. — И нечего на меня орать при соседях.

Что ты меня за идиота держишь?! Любовник твой сгорел. Я-то, рогоносец, его оплакиваю.. Боже, как я смешон! Эта умалишенная, наверное, всем растрепала. Всей деревне. Последняя шавка смеется надо мной!

  Ты что, бузины объелся? Или в реке головой о камни ударился? Какой любовник?

  Издеваешься?! Приходил к тебе Петр той ночью?

  Откуда знаешь? Кто тебе сказал?

  Да об этом вся деревня знает! Еще и не отрицает. Совести нет совсем. Это ж на­до! Боюсь даже дальше спрашивать, что тут происходило, пока я был на работе. — Сергей затряс в воздухе сжатыми кулаками.

  Мне нечего отрицать. — ответила, подумав, Лиза. — Приходил. Муж мой ука­тил развлекаться. Что ж мне, в брошенках сидеть? Нашла себе применение. Как там у тебя, набухает? — Лиза отпустила поварешку и похлопала мужа ладонью по лбу. — Чувствуешь прилив?

  Сдурела баба! Я работать уехал! — орал обманутый муж. — Деньги на тебя за­рабатывать. Тряпки тебе покупать. Чтоб ты себе ни в чем не отказывала. Как по­следний подкаблучник ни на кого не смотрю. Ни глазком. И получаю нож в спину!

  Зинке, небось, много купил? Как она тебе?

При чем здесь Зина?.. Господи, что ты к ней прицепилась? — Сергей выпучил глаза. — Так ты думаешь?.. Какая несусветная глупость! И мне с Петром изменила? Отомстить решила.

  А что такое? Он мужчина хоть куда! Жаль вот, помер.

  Променяла меня на этого неудачника? Вот как ты мне отплатила? Благодар­ность твоя! Дура набитая. Про меня с Зиной придумала и решила отомстить?! Иди­отка! — Сергея пронзила острая боль в груди. Он замолк, судорожно схватился рукой за рубашку. — Больно. Как больно.— сжав зубы, Сергей жалобно взглянул на жену.

  Больно? Мне тоже было больно! Ничего, пережила. Как другим причинять боль — так ничего. Ты эту боль на себе почувствуешь! Врун, каких поискать. Клоун!

Сергей, теряя сознание, опрокинув стол, с грохотом повалился на пол. Лиза ки­нулась к мужу. Вбежали сестры.

   Вы так ругались, — произнесла Ольга. — На улице слышно. Что случилось?

   Схватился за сердце и вот упал.

   Господи, «скорую» вызывай! — приказала Анна.

Глава 10

В городе Зина отдалась позитивной энергии мегаполиса. Равнодушная прежде к театрам и музеям, она кинулась восполнять культурный пробел: посетила первые попавшиеся выставки и спектакли. Шекспир, согласно критической оценке Зины, «слишком уж жесток и кровав», а вот «Чехов и его сестры — словно живые». Полот­нища творцов эпохи Возрождения произвели на маляра неизгладимое впечатление. Негатив деревенской жизни, идущий по мнению Зины, в разрез с духовным разви­тием, остался в прошлой жизни. Просачивающиеся новости о смерти брата, пожаре, превратившем в труху свежевыкрашенный дом, только подчеркивали правильность выбора. От прежней Зины ничего не осталось, но обновленная глотком городской жиз­ни, она вдруг ощутила острое желание поделиться, продемонстрировать окружаю­щему миру свое новое «я». Кто как не близкие обязаны восхититься иной Зиной.

Родительский дом сгорел, сестры живут у соседей, но Зина никого не стала преду­преждать о своем приезде. Ведь она ехала не к соседям, а к родным...

  Можно к вам? — Зина осторожно отворила дверь. — Извините, что без приглашения.

  Здрасьте!.. Приехала? Вот те на. Не ждали, не гадали. Ну, проходи, коль со­весть есть! — законы гостеприимства не позволили Лизе выставить причину ее беды на улицу. Она вдруг вспомнила о не подвязанных помидорах и засобиралась в теплицу.

  Вот решила к брату на сорок дней приехать. Остановиться негде. Сестры зва­ли, да мне все некогда. Что-то их не видно. В огороде или на речке?

  У них свои огороды. Домики прикупили, рабочие ставят. Скоро уже заселяться можно будет.

  Вот те раз. Быстрые какие. Мне ничего не сказали. Ольга что-то намекала по телефону. Ну да ладно. Пускай ставят, коль барыши позволяют.

   Это уж ваши дела.

   Сергея твоего что-то не видно. Здесь иль в городе?

  Она еще спрашивает! — Лизино терпение подходило к концу. Болезнь мужа стерла из памяти его измену. Жена почти забыла произошедшее, но ворвавшаяся в дом неожиданная гостья опять раздула потухший костер. — Совсем совесть поте­ряла. Да и не было, наверное.

  Что-то ты все про совесть мою говоришь? — Зина уставилась на хозяйку. — Не успела я порог переступить, как ты на меня кричишь. Думала, шутишь. Так нет. Все взаправду.

   Муж мой в санатории. На реабилитации. Инфаркт у него.

  Прости, я ничего не знала, — от неожиданной новости Зина чуть не упала, при­села на лавку. — Ты не волнуйся. Поправится. И на меня, пожалуйста, не кричи. Я же не виновата ни в чем. Наш дом сгорел, брат погиб. Все это ужасно... Так уж вышло. Что ж теперь на людей кидаться?

  Видно, Сергей правду про твою дремучесть говорил. Или прикидываешь­ся?.. — Лиза с прищуром посмотрела на соседку. — Признавайся, было у тебя что с моим мужем?

   Да ты что, Лиза! — опешила Зина. — Господь с тобой. С чего ты взяла?..

   Брат мне твой все рассказал.

  Да с чего он решил-то? Тогда. Ты моего брата слушала больше, царство ему небесное. Он ведь как выпьет, все что угодно ляпнуть мог. Совсем глупый становил­ся. С нами этим летом в контрах был. Вот и наврал с три короба! Ты не думай, бол­товня пустая.

Лиза еще раз оглядела соперницу.

Ну, кабы так и было. — Зина встала с лавки. — Так, наверное, я про инфаркт бы