Свинья по имени Оля. 1

Желание разжиться уложило его на больничную койку, чуть не свело в могилу. Разделенный соседний участок и выстроенные дачи похоронили мечту обогатить­ся. Шелковая жена Лиза охотно потакала всем его прихотям, но Сергей мечтал увидеть несломленную, не поддавшуюся на все ухищрения соседку за решеткой. Он не имел влияния на судью, но при даче свидетельских показаний, как мог, очернял соседку. Суровый прокурор требовал максимально возможного наказа­ния для подсудимой, погубившей не только своего родного (!) брата, но и кос­венно покусившейся на жизни других людей. Тощий, длинноносый адвокат со смешным хохолком волос на голове вволю поиздевался над обвинением, ловко превратив чинное заседание в фарс. «С такой доказательной базой можно при­влечь кого угодно, — произнес в конце своей речи адвокат. — Даже меня. Я, кстати, в ту ночь был не так уж и далеко от места, якобы, преступления.»

После короткого перерыва судья вынесла приговор. Одних он изумил, других разочаровал. Первым, чтобы не слушать ликование соседей, покинул зал разгне­ванный Сергей. Вердикт был оправдательный. Иванова Ольга Егоровна не вино­вна и должна быть освобождена в зале заседания.

* * *

  И все-таки интересно, кто же поджег нашу избу? — Зина задала вопрос, на который следствие так и не нашло ответа. Дело развалилось, трагические события ужасной ночи списали на несчастный случай. Сестры закрыли дачный сезон и стали собираться на городской квартире у Ольги.

  Зина! — одернула сестру хозяйка, больше не желавшая вспоминать ужасное лето. — Никто никого не поджигал. Сам себя поджег. Опрокинул там чего-нибудь или пьяный с сигаретой уснул. Сколько таких случаев?!

   Так он же не курил...

   Пощади меня. Давайте все забудем. Кофе будете?

   Вари. Может, и курил, — Анна поддержала сестру.

Ольга достала из шкафчика банку с бразильскими ягодами и зашумела кофемол­кой. Анна не хотела продолжать разговор о пожаре, и на то у нее были свои причи­ны. Неделю назад она перебирала дочкины вещи и обнаружила пачку сигарет. Машу отчитала — и так не курила, а тут еще и беременная. Дочка побледнела, сослалась на стресс и клятвенно пообещала больше «ни-ни». На этом бы и закончилась никотиновая история, но мать вспомнила летние разговоры, и детали безумной но­чи привели ее к страшному выводу: ее родная кровиночка вполне могла оказать­ся той самой поджигательницей, но задать прямой вопрос беременной доченьке Анна не решалась.

Ольга достала из холодильника торт, налила сестрам кофе.

   Как вам наш сосед? — Анна выбрала кусок торта с вишенкой.

 

  Я от него не ожидала, — Зина схватилась за кусок побольше. — Такой милый мужчина.