ретро плюс. 37

 

На следующий день я покрыла черным цветом рыбу-крылья, а фон залила темно­синим и желтым. Попадая на воск, краска сворачивалась. Но я проводила флецем снова и снова — воск покорялся. И любой цвет, даже черный, казался прозрачным.

Наконец наступил главный этап — снимать слои воска. Под мастихином черный воск стружкой полетел во все стороны. А на его месте получилась белая ледяная чешуя.

А на новом холсте собралось целое застолье.

Стол состоял из долек арбуза, краски сочились и капали на пол. В центре я решила посадить его.

А он не садился.

Он сел с левого края стола. А за ним вдруг стали усаживаться, без спросу, все персонажи его песен. И каждый находил свое место на холсте сам.

Примерно так же на выставку собираются гости. Сначала приходят знакомые лица. А потом возникают персонажи — люди, которых ты совсем не знаешь и поэтому внимательно наблюдаешь за ними. У какой картины они остановятся? Понравится ли она им? А как они узнали о выставке? Может быть, они пришли только на фуршет?

Только на фуршет, обычно, приходят друзья, знающие твои картины наизусть. А незнакомцы... Кто знает, зачем приходят незнакомцы.

Мне кажется, все незнакомцы — это ангелы. У которых нет дел на Земле и они блуждают по выставкам.

    А вы знакомы с его мамой.? — спрашивает ангел, называя имя Портрета.

Ангел берет меня за руку и ведет сквозь толпу и стекло. Выставка художественного

стекла называлась «Эволюция иллюзий».

    Познакомьтесь. Это та самая девушка, нарисовавшая портрет...

Дальнейший разговор проговариваю про себя всю дорогу обратно: вот ангел

берет меня за руку, познакомьтесь, его родители — художники, все закончили один и тот же вуз, как и ты, давайте сфотографируемся, замечательно.

И снова по кругу: а вы знакомы?.. Ангел берет меня за руку...

Ангел еще долго, долго-долго брал меня за руку. Но потом отпустил. И все опять превратились в портреты.

 

Я столько времени провела с Портретом, что он уже должен был материализоваться. Сесть рядом. Налить чай.