новый век. 38

В свое время К. Тарановский и О. Ронен указывали на проявление мотивов «Элизиума поэтов» в стихотворении Мандельштама «Концерт на вок­зале», отнесенном автором к 1921 году[2]. Однако позже Ронен обнаружил, что Мандельштам в 1921 году не мог быть знаком со стихами Дельвига, что позволи­ло исследователю усомниться в авторской датировке и предположить, что стихи на самом деле были написаны позже, уже после выхода в свет «Неизданных стихотворений» Дельвига под редакцией М. Л. Гофмана в 1922 году[3].

Проблема, которую ставит «Элегия», на первый взгляд аналогична ман- дельштамовскому случаю, с той лишь оговоркой, что у нас нет никакой воз­можности усомниться в датировке стихов Ходасевича. Разрешение коллизии приходит из области истории литературы и биографии поэта. Дело в том, что в 1918 году Ходасевич подготовил издание Дельвига, снабженное как «био­графией с подробной канвой», так и «примечаниями к стихам и письмам»[4]. В ходе подготовки этого издания Ходасевич, по сведениям биографа поэта, при содействии Б. Модзалевского искал в Публичной библиотеке и Пушкинском доме дельвиговские рукописи[5].

Представляется вполне закономерным предположить, что Ходасевич знал полную версию «Элизиума поэтов» до ее публикации в 1922 году и, соответ­ственно, помнил о ней, сочиняя «Элегию» в ноябре 1921-го. Если так, то мы можем осторожно предложить иной путь знакомства Мандельштама со стиха­ми Дельвига. Будучи соседями по «Дому искусств», Ходасевич и Мандельштам вполне приятельски общались[6]. Соответственно, нельзя исключать, что имен­но Ходасевич познакомил с «Элизиумом поэтов» Мандельштама, тем самым непроизвольно заложив важный кирпич в фундамент стихотворения «Концерт на вокзале» (в изменении датировки которого не возникает дополнительной необходимости).

Для нас, впрочем, важно попытаться объяснить, почему в «Элегии» Ходасевич цитирует стихотворение, совершенно неизвестное широкой публике. В самом деле, если постулируемая нами связь «Элегии» и «Элизиума поэтов» сейчас может быть видна и казаться убедительной, едва ли в ноябре 1921 года существовал читатель, способный эту перекличку заметить и отрефлексировать. Зачем же Ходасевич цитирует заведомо никому не известный текст?

Представляется, что в «Элегии» поэт вступает в весьма изощренную металитературную игру. Читателям Пушкина хорошо известен аналогичный прием цитирования неизвестных широкой публике стихотворений. Он дал повод Ю. М. Лотману выстроить яркую стройную концепцию, описывающую соотношение текста и структуры аудитории[7]. В опубликованном в 1827 году отрывке «Женщины» из первоначального варианта четвертой главы «Евгения Онегина» — «Словами вещего поэта / Сказать и мне позволено: / Темира, Дафна и Лилета — / Как сон, забыты мной давно»[8] — Пушкин, как известно, акцентирует наличие цитаты. Сама же цитата, как давно было установлено, отсылает читателя к неопубликованному стихотворению Дельвига «Фани», заведомо незнакомому никому, кроме узкого круга друзей автора. Это, по мысли Лотмана, делило читательскую аудиторию на два круга: узкий круг посвященных читателей и всех остальных.

Блестящий знаток Пушкина, Ходасевич, конечно, помнил приведенные выше пушкинские строки. Имея же опыт работы над изданием сочинений Дельвига, поэт, по-видимому, мог почувствовать специфику пушкинской рабо­ты с образом аудитории задолго до Лотмана.

 



[1] Именно в таком виде текст попадал в издания Дельвига. См., например: Сочинения барона А. А. Дельвига с приложением биографического очерка, составленного Вал. В. Майковым. СПб., 1893, стр. 108 — 109 (ежемесячное приложение к журналу «Север» за июль 1893 года). В этом издании текст опубликован под заглавием «Отрывок».

[2]  Тарановский К. Очерки о поэзии Осипа Мандельштама. — В кн.: Тарановский К. О поэзии и поэтике. М., «Языки русской культуры», 2000, стр. 29 — 30.

[3]  Ронен О. Давнишность. — «Звезда», 2007, № 1, стр. 215.

[4]  Ходасевич В. Собр. соч. В 8 т. Т. 2. М., «Русский путь», 2010, стр. 641.

[5]  Шубинский В. Владислав Ходасевич: чающий и говорящий, стр. 370.

[6]  См. фрагмент из «Некрополя» и очерк Ходасевича «ДИСК» (Ходасевич В .Ф. Собр. соч. В 4 т. Т. 4. М., «Согласие», 1997, стр. 86 — 87, 28о — 281).

[7]Лотман Ю. М. Текст и структура аудитории. — В кн.: Лотман Ю. М. История и типология русской культуры. СПб., «Искусство», 2002, стр. 169 — 173.

[8]  Пушкин А. С. Собр. соч. В 10 т. Т. 4. М., Государственное издательство худо­жественной литературы, 1960, стр. 468.